Календарь статей
Июль 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Рейтинг@Mail.ru

Мой ЖЖ. Начат в 2008 г.

Комментарии остались в оригинале ЖЖ. Сюда не перенес. С началом украинской войны ЖЖ умер. Не мог писать. Переместился в Фэйсбук, в основном линками с комментариями в одну-две строчки.


Aug. 24th, 2012

Внезапное головокружение, тошнота. Пришлось оставить детей в музее науки, пойти и сесть в машину, откинувшись на сиденье. В Emergancy, мне поставили этот диагноз: вертиго. И дали на руки инструкцию — упражнения: полежать на левом боку, полежать на правом боку, закинув голову. И так, пока не пройдет. Дали 1 таблетку Миклизина стоимостью 19 долл, сказав при этом, что от них толку мало, головокружение само проходит через полтора месяца. И отпустили.
Эти полтора часа в скорой стоили, как оказалось, 2180 долл. Правда, не мне, а американскому бюджету. Расклад был такой: 19 долл. за таблетку (я потом флакон их купил за 15), 450 долл. — анализ крови, 340 — кардиограмма и т.д.
Но головокружение не прошло. Ни таблетки, ни дурацкие упражнения не помогли. Меня гоняли по кругу от врача к врачу, пока я не решил лететь в Москву. Сделали сканирование — МРТ. Потом к хирургу. Я просил его объяснить хоть что-то, на что получил ответ:
— Это не моя специальность. Ортопед вам все скажет.
Визита к ортопеду пришлось ждать два месяца. Наконец, DVD со снимком вставлен в компьютер. И приговор:
— Да, шея плохая. Стеноз шейных позвонков. Но к вертиго это не имееет отношения.
И направил на физиотерапию, в другой конец города. Что-то вроде ультразвука. Потом массаж. В промежутках — два визита к лору. Темнокожая не очень словоохотливая хозяйка кабинета бегло заглянула в ухо и сделала какие-то записи:
— Пойдете на исследование слуха в центр ухо-горло-носа.
Снова надо было получать разрешение от страховки. Получил. Исследовали: слух возрастная норма. Снова возвращаюсь к лору. Не тут-то было. Мне сообщили, что этот врач меня больше не обслуживает, вот адрес другому лора. Так я попал в мексиканский район Альварадо. Пожилая и, видимо, опытная докторша нашла в правом какую-то жидкость и прописала курс антибиотиков. Сказала: заходите через 40 дней. Прошло и это время.
— Вот, теперь лучше! — обрадовала меня опытная докторша.
И прописала капли в нос. Меня все это время шатало из стороны в сторону. Нетвердой походкой я продолжал свои хождения по врачам Большого Лос-Анджелеса 8 месяцев…

Москва, НИИ нейрохирургии им. академика Бурденко. Академик Александр Николаевия Коновалов, дай Бог ему здоровья, свел меня со своими специалистами. Одни проверили кровоток в голову, другие заглянули в ухо. Невролог Елена Анатольевна отказалась выписывать какие-либо лекарства:
— Надо проверить среднее ухо. Я уверена, что к нарушению мозгового кровообращения ваше состояние не имеет отношения. Счас позвоню Марине, это этажом ниже. Она чудесный доктор. А вы держите меня в курсе. Жду вашего звонка.
Марина Владиславовна Нерсесян, лор-хирург потратила на меня полчаса, вертя так и сяк в большом кресле с разными приборами, и сказала:
— Давайте-ка сделаем вестибуламетрию. Удивляюсь, почему они там в Штатах этого не сделали. Они же впереди нас по этим делам. И позвонила своей коллеге в 86-ю больницу на улице Гамалея…
Ольга Владимировна, зав.отделением больницы на ул. Гамалея, внимательно выслушала, посадила на кушетку, взяла сзади мою голову, медленно опустила, запрокинула назад. Повернула влево, потом вправо, внимательно вглядываясь в глаза, и сказала:
— Вставайте! Вам повезло, легкий случай. Через два дня у вас все пройдет. Вот смотрите сюда.
И она показала на плакате, как в среднем ухе плавают, где не попадя, какие-то кристаллики, и как их нужно загнать обратно в их корзинку, медленно меняя позы запрокинутой назад головы. Я мысленно уже загонял зловредные кристаллики на их место и радовался, как ребенок.
— Упражнения я пришлю, дайте мне e-mail. И езжайте в свою Америку. Пусть они там морочат вам голову.

Сейчас купол неба всегда качается над моей головой. Но я привык. Видимо, вылечился. Спасибо всем.

426860_118118238315516_100003520221567_74050_1172774732_n (1)27 июля 2012

Образы того далекого времени. Ничто не предвещало ни развода, ни перестройки. Мы любили друг друга. Мы жили тогда в доме, где родился этот мальчишка. И где была эта тетрадка…

…Она была самым главным предметом в доме. В большую толстую тетрадь записывались ВСЕ телефонные звонки – кто звонил, зачем и номер телефона. Одна кончалась, заводили новую. Сначала я недоумевал, зачем это? Потом я иронизировал, видя, с какой дотошностью Клара требовала от всех домашних неукоснительно записывать всякую чушь. Потом раздражался. И, наконец, смирившись, тоже записывал.

Постоянно звонили разные люди. С утра. Днем. И до глубокой ночи. Особенно ночью, когда хозяин, попив чайку с многочисленными домочадцами и гостями, уходил в свой кабинет, погружаясь с головой в глубокое кресло. Оттуда он читал, писал, в нем отдавался трубке. Веселый и общительный, он любил эти ночные разговоры с друзьями. Светский треп, анекдоты дня, новости и текущие проблемы – смачно смеялся, непринужденно расспрашивал, никуда не торопясь, обсуждая то да се. А куда торопиться, вся ночь впереди. Художники – народ ночной. После спектаклей и концертов самое время поесть часов в одиннадцать, расслабиться, поболтать, обменяться впечатлениями. Разговоры обо всем, кроме политики.

Недосып он добирал днем. У этого человека была гениальная способность: засыпать на ходу минут на пять и просыпаться враз посвежевшим, отдохнувшим. Я видел, как он ловко засыпал в машине, на концертах, на собраниях, за столом… Уверен, при этом он все слышал и не выпадал из темы. Как это у него получалось?

А записи в телефонной книге все множились и множились. Надо было записать, что манина племянница поступила-таки в институт. Что чей-то сын взят в армию со второго курса консерватории, это безобразие. Значит, будут снова звонить, вечером. Или кому-то нужна квартира. Или просят достать лекарства в Кремлевке или заграницей. Срочно нужна операция, нельзя ли попасть к Коновалову в нейрохирургию? А можно показать талантливого мальчика? Ну, просто гений, вундеркинд. А вот звонок из Ростова, просят передать благодарность… Или случился скандал в дачном кооперативе, надо срочно приехать на заседание Правления. Или…

За годы накопилась гора этих телефонных потрепанных книжек. Тысячи звонков от друзей, знакомых и совсем неизвестных людей. Я не видел в жизни более открытого человека. Да, все знают его домашний телефон и звонят, зная, что их выслушают, помогут, подскажут. Теперь я жалею, что не успел разобрать и систематизировать эти записи. Вряд ли кто-то уже это сделает. А жаль. В них, может быть, суть его обаяния, секрет его личности.

Но что я успел именно тогда, так это приучиться к такой же открытости и вниманию к тем, кто к тебе обращается, кто тебя зовет, кому ты вдруг оказался нужен. Никогда не отказывай и не отказывайся. Пока зовут. Потому что придет время, когда ты будешь уже никому не нужен. Это его слова — Тихона Николаевича Хренникова. Или его верной и всезнающей Клары? Клары Арнольдовны Хренниковой. Кстати, Вакс в девичестве. Кланяюсь им. Ныне. Присно. И во-веки веков.

P.S.

В стране, где до сих пор невежество борется с несправедливостью и побеждают оба, сначала надо в правовом, юридическом поле разобраться с большевизмом и реальным социализмом, как это сделали в цивилизованной Германии с фашизмом, а уже тогда входить с четкими правовыми нормами в область общественной морали и разбираться с каждым, кто этого заслуживает. При этом стараясь не путать личную жизнь художника с его творчеством. Художников вообще судит история, а не критики. При этом надо понимать и силу идей per se, ибо именно идеи делают историю человечества, и рекрутируют своими носителями не самых худших представителей рода человеческого. И не все идеи ведут в рай. Дорога в ад тоже умощена благими намерениями…

СПАСИТЕ НАШИ ДУШИ! Памяти Владимира Высоцкого посвящается.

Jul. 25th, 2012

Острым птичьим углом, сцепившись локтями и подавшись вперед на зал грудью, они орали с маленькой школьной сцены на всю страну: СПАСИТЕ НАШИ ДУШИ, МЫ ГИБНЕМ ОТ УДУШЬЯ, СПАСИИТЕ НАС!!!
В этот день вышли, как на смертный бой, всем классом — все, кто целый год писал со мной и репетировал эту пьесу-реквием памяти Володи. Вышли, вместе с моим сыном его одноклассники, несмотря на предупреждения осторожных родителей. И сыграли, спели и «Охоту на волков», и «Я не люблю», и «Горизонт», и «К микрофону»… В зал, учителям и родителям летели пылающие слова — наши диалоги, наши споры, рассуждения ребят о смысле того, о чем пел Володя. Год работы, репетиций, исправлений и добавлений. Я горд, что мой сын был с ними.
После успеха спектакля мы стояли на улице обнявшись, счастливые. И молчали. И не могли расстаться.
Когда меня вызвали в московский горком партии, весь класс пришел на Старую площадь, толпой стоял под окнами. Осатанелый завотделом пропаганды требовал:
— Немедленно распусти их, иначе…
— А я их не собирал…
В эти страшные для детей дни их заставляли писать доносы, уволили учительницу русского языка, допустившего такое в школе. Директор школы уже несколько недель лежал с инфарктом в больнице. Ребята доносов не писали. А собирались на маевки тайно, в подмосковном лесу. И звонили мне поддержать.
Бюро в Краснопресненском райкоме назначили аккурат в мой день рождения. Наглотался таблеток и пошел, как сомнамбула. Тесть, надев парадный костюм со звездой Героя и золотыми медалями лауреата Сталинских и Ленинских премий, накануне ходил в ЦК, к Пономареву. Вернувшись, сказал коротко: иди, все обойдется.
Пришел. Сначала мясорубка старых большевиков.
— На этом стуле сидел Окуджава! Он вел себя смирней. Ты позволяешь себе оправдываться? Да ты в ногах должен ползать, отщепенец, вредитель!
Бюро не состоялось. За полчаса раздался звонок откуда-то сверху. Я сидел в тот момент перед Красновым, первым секретарем и рассказывал свою биографию. Он взял трубку, вытянулся и сказал враз осипшим голосом: да, конечно. Всего доброго! И уже ко мне с неожиданно теплой интонацией:
— Ладно. Я вижу, вы — наш человек. Отличная биография. Ну, ошибся. С кем не бывает. Нам с этим Высоцким и так хлопот хватает. Так что вы на будущее учтите. И не подпевайте вражеским голосам. Все, вопрос закрыт.
Обалдевший, враз просветлевший секретарь парткома моего института залебезил:
— Конечно, зачем бюро? Мы ему на партсобрании строгий выговор…
— Какой выговор?! Я сказал, все! Закрыто дело. — и пожал мне руку. Мы втроем вышли в коридор.
У старого большевика, делегированного на этот разговор с Первым, мелко тряслись руки. Давая мне закурить, он сказал:
— Ну, вот видишь, какая у нас партия! Своего в обиду не даст, это точно. Цени, сынок.
А Ивенко, тоже порядком пришибленный говорил мне по дороге в Институт:
— Да, авторитет нашего института сработал. Не зря ему Арбатов звонил. Нас так просто не возьмешь. Молодец! — и с уважением смотрел на меня.
Только я да Первый знали, что то был за звонок…

…Через 10 лет, уже в перестройку, мне позвонили из «Вечерней Москвы»:
— Вы знаете, мы нашли в партийном архиве любопытный документ. Ваше персональное дело по Высоцкому.
Я им рассказал, как тесть ходил к члену Политбюро, как прорабатывали меня старые большевики… В день рождения Высоцкого газета вышла с разворотом — подробным рассказом о том, как готовился спектакль, как на него пришла мама Высоцкого и как реагировал Валентин Гафт. О том, как готовилось персональное дело, как допрашивали детей, как поговорил со мной по душам первый секретарь райкома. Не сказано было только о том, кто меня спас на самом деле. Заканчивалась статья словами старого большевика: «Вот видишь, какая у нас партия!»
…На дворе уже стоял, между прочим, 1993-й год. И тогда я с ужасом понял, кто на самом деле до сих пор правит страной, и как нас водят за нос прожженные конспираторы-большевики…

…Аукнулась эта знаменательная история и еще через 15 лет. Теперь уже в далекой Америке. Недавно ходили мы с матерью русского актера Ильи Волоха Марьяной в театр-студию на Променаде, что в Санта Монике. Встречала нас симпатичная женщина-администратор. Вглядевшись, она вдруг обратилась ко мне на чисто русском:
— А я вас знаю. Вы у нас в школе ставили пьесу о Высоцком! Я училась с вашим Андреем в одном классе. Какие были незабываемые репетиции… Как мы гордились этим спектаклем! Спасибо вам.

P125006321 июля 2012 года
В Лос-Анджелес, наконец, пришло лето. Загорать можно с 7 утра. Провожаю свою девицу в школу, беру полотенце, книгу — и на пляж. Пока пусто. Томительные запахи разных ракушек, подсыхающих на солнце водорослей, смешиваются с легким бризом, несущим в насыщенном солью и влагой воздухе запах далеких экзотических берегов. Как говорится, неумолчно рокочет прибой. Воображение, вызванное сладким, томительным бездельем тела, постепенно нагреваемого еще розовым солнцем, уносит в такое же ленивое летнее утро моей юности.

Тот же запах йода и мидий с примесью портовых запахов просмоленной пеньки и ржавчины тяжелых якорей одесского порта. То же иссине яркое неподвижное небо. Тот же задумчивый взгляд за далекий горизонт. Только тогда это был край, за которым открывалось будущее, куда хотелось заглянуть. А теперь там мир, в котором уже побывал, где провел целую жизнь и откуда вернулся.

Два незнакомых друг другу человека. Только и общего, что сердце, которое одинаково щемит от этих летних, морских запахов.

Но где этот телячий восторг от переполняющей тебя энергии, когда после трехчасовой тренировки, выпив два стакана томатного сока в закусочной, что у Воронцовского переулка, тот, другой, и еще трое таких же балбесов разбегаются на брусчатке Пушкинской и летят навстречу обомлевшему менту — рандат, два быстрых фляка для разгона и длинное затяжное сальто назад прямо над его головой.

Где же та энергия? У этого задумчивого седого человека ее уже нет. Есть горькое послевкусие от прожитой жизни. Спасибо партии за это. Грустная шутка. Но он еще старается заглянуть за горизонт, увидеть уже не свое будущее, так будущее своих детей и гибель «Титаника», с которого он успел их снять.
Седой этот парень порой сам не знает, куда смотреть за горизонт — вперед или назад. И что ему теперь дороже, будущее, которое у него отобрали, или прошлое, в котором осталось самое дорогое.

Вчера Сашка Лапшин спас тому парню жизнь. Со стойки на кольцах через прямые руки в вис прогнувшись шел через крест и, не удержав, провалился головой в пол. Тонкий мат (тогда ям с паралоном не было!) встречал голову, которая должна была проломить плечи. Тренер не успел даже рук подставить. Но Сашка, Сашка, мой друг, который любил приговаривать, стоя иногда на страховке: «пошел, не бзди, держу, как отец родной!» выпрыгнул откуда-то сзади тренера, со скамейки и успел подставить себя под мое плечо. Теперь он знаменитый сценарист, заслуженный артист и лауреат. Мы встретились с ним уже в другой, московской жизни во ВГИКе. Где ты, Сашка? Все в том же своем Кратово, пишешь ночью сценарии и спишь днем? Я люблю тебя, мой старый друг. Люблю за того парня, которого уже нет.

НЕ ХЛЕБОМ ЕДИНЫМ ПРОЖИТА ЖИЗНЬ…

Jun. 23rd, 2012

Мне кажется, я не высокого о себе мнения. Бог не дал таланта яркого, выпирающего. Нет слуха, нет голоса, нет дара рисования, а уж про математику лучше не заикаться. И все же… Если приходят такие письма как это, из глубинки России, значит, чем-то Бог все же наградил, и я успел этим попользоваться. Не корысти ради, а волею посылавшей мя жены, как говорил известный настырный персонаж Ильфа и Петрова.
Увы, Дмитрий Александрович, не обеспечил я детям своим, как вы сумели, наследственный капитал. Не накопил и себе на старость. Единственно, что останется, это написанное в разные годы. Всем сердцем каждая книжка. Тем, скажу по чести, и счастлив.
А разве это не счастье, читать такие строчки от неизвестных мне читателей даже в такое сумеречное время бьющейся в конвульсиях империи:

«Здравствуйте, Игорь, читаю вашу книгу «Местные сообщества и местное самоуправление: технологии участия», я в восторге! Вдохновляет на жизнь и дело! Каждый абзац ценен. Большое вам спасибо за этот труд! Читаю медленно, потому что наполняюсь мыслями и энергией почти от каждого предложения))). Ищу курс лекций «Работа по развитию местных сообществ», доступен ли он в сети?»

Ураа-а! Чуть не заорал в голос. Вот награда выше нет! Ведь сидя над каждой страницей, продумывая каждый тезис, автор (какое важное слово, однако: автор!) представлял себе своего читателя и мысленно радовался за него. Значит, получилось? И не все зря даже в моем безумном отечестве. Где-то точечным уколом попала книга в того гражданина и одновременно читателя, которому предназначена. Чудо свершалось! Дороже орденов и ленинских премий это письмо из российской провинции. Пусть хоть один, пусть. И теперь я верю, что не ошибся. Придут и другие, дайте срок. Теперь я не сомневаюсь.

Вспоминаю, с каким надоедливым упорством убеждал своих коллег в Народном Фонде писать, писать и писать о нашем опыте и нашей работе по созданию первичных ячеек демократии и самоорганизации. Тогда власть уже называла нас шакалами у западных посольств, и надо было успеть.
— Ребята, мы должны, мы обязаны все это сохранить и передать будущему.
И мы писали. Помню это тягостное ощущение подозрительности и недоверия, сквозившие в наших отношениях с властью с самого начала. Но мы-то не сомневались в значимости наших практических дел для рядовых граждан и старались для тех, кто придет после нас. Нас вела неистовая вера в правоту нашего дела — формирование культуры демократии в России снизу, с мест, с ТОСов.
Помню: каждую мысль, каждое слово будто отправлял в будущее как послание в бутылке. И вот, оно дошло. Я счастлив.

Вот оно, счастье…

Jun. 18th, 2012
А жизнь в нашем мирном захолустье между тем продолжается и вдали от родины. Здесь, в лоне другой культуры вызревает моя любимая дочь. Она, что называется, прижилась в этом новом для нас мире. Быстро поняла, что надо барахтаться, чтобы взбить масло. И с удовольствием, граничащим с отчаянием, она барахтается. Читает, пишет, сдает тесты, рисует, поет в школьном хоре, бегает на длинные дистанции, у нее уже куча медалей, дружит, кажется, со всеми сверстницами и сверстниками школы… Жаль, что вижу ее редко.

Серое небо сливается с серым океаном. Его огромное тело почти не шевелится. Но у кромки прибоя черные мушки на серой волне. Это сёрфингисты в мокрых костюмах. Среди них моя пятнадцатилетняя дочь — тоненькая, живая черточка на сером фоне. Вот она поймала гребень волны, вот понеслась, вот вскочила во весь рост на голубую доску. Упала. Выплыла, развернулась и снова на гребень. Но что это? Острые черные плавники вокруг нее и Блу. Две девочки среди гигантских тюленей. Нет, дельфинов! Они среди них, до их гладких спин можно дотронутся рукой! Весь пляж в напряжении.
— Снимай, снимай! — кричит мне мужчина. — Видишь две девчонки среди дельфинов?
— Да, вижу! — отвечаю я. — Это моя дочь!
Более волнующих и прекрасных слов я не произносил в жизни.
Тихий океан, Калифорния. Санта-Моника. 17 июня, 2012 год…

Los Angeles Russian Assambly

May. 27th, 2012

Появилось время и для других, кроме университета занятий. Можно ведь и отсюда как-то участвовать в политической жизни России, правда? Вытянул из прошлых записей прекрасный проект создания интеллектуального моста Москва — Лос-Анджелес, списался-созвонился с Игорем Клямкиным, Сатаровым, Лилей Шевцовой. Проект поддержали, Игорь рекомендовал связаться с Зиминым, финансирующим его «Либеральную миссию». Посмотрим. Впереди до весны целый год безделья. Вот он, мой проект с говорящих названием «ЛАРА», разработанный еще в сентябре 2009 года.
Этот проект ДО СИХ ПОР имеет официальный статус некоммерческого проекта (501)(С)(3) под финансовым руководством Community Partners — “LARA”(The Los Angeles Russian Assembly)

The immigrants who came to the USA from Russia (and former Soviet Union) never lived in a democratic country and have no skills and experience in community grassroots democracy. Therefore Russians are less organized and collaborative than other nationalities making up the American landscape.

Los Angeles Russian speaking population is multiethnic community, including ethnic Russians, Russian Jews, Armenians, Ukrainians, etc. These ethnic groups have their long history of not getting along and not trusting each other. Some belong to different confessions. Some, like Jew and Armenian are better organized in neighborhood community then others. Russians are dispersed and get together only by the Russian Orthodox Church. They are loosing their language and culture heritage sooner then other groups in the USA.

There were different waves of immigrants from Russia (USSR) during the last century:

— After 1917 Bolshevik revolution and Civil War — White Army and intellectuals who hated Bolsheviks;

— After World War II — War prisoners and those who were afraid of Stalin’s repressions;

— In the 70s — “refusnics”, mostly Jewry, who have been insulted by Soviet antisemitism and humiliation their human rights,

— In the 90s till nowadays — “economic emigration”, big money and bright heads, who choose the opportunity opened by Perestroika and democratic reforms.

All these segments of Russian speaking community in the USA are not very friendly to each other. Russians are having a hard time preserving their culture and language. Having bad memories about Soviet past, they were focused presumably on one goal — to get job and be successful in America. Some even changed their Russian names, making them short and «Americanized». Many soon lost their national identity and get dissolved in American reality. The last wave consists mostly of elderly people who came to the USA having no desire to study English, participate in American life and culture. Their adult children live separately and being fully immersed in the business still feel nostalgia on their Soviet past. Being born in the USSR, they found themselves lost between two cultures and standards of human behavior. Their kids being born in the USA, don’t want to speak Russian and feel themselves fully Americans. They mostly lost their parents cultural heritage and don’t even consider themselves Russian. This generation gap has been caused already a numerous psychological and medical problems in their families.

There is a direct connection between preserving a strong cultural heritage and fostering national communities. The origins and background of the Los Angeles Russian communities so far are based mostly upon religious principals of Orthodox Church and set them apart from Jewish or Armenian ones. Jewish community located in West Hollywood has it’s cultural center in the Plamer Park and had a strong support by West Hollywood city Hall and Tatiana Rodzenik as an enthusiast of community activity.
It’s evident that strong community ties and intensive social and cultural activity do not isolate the immigrants groups. On the contrary, these communities play an important role in adapting their members to local life and in giving them way to success in business and everyday life.

LARA’s mission is to set up Russian Community Center in LA to bring Russian speaking people together by preserving their ethnic cultural identities and uniqueness, creating the bridges between cultures, and opening Russian culture to the fellow Americans. This Center would be a community headquarters for presentations, cultural, social and fundraising events, seminars, conferences, mentorship programs and other project activities.

LARA’s goal is to create an open public space — Discussion Forum on the most exiting issues of local community life and modern Russia’s issues, that brings the new opportunities for the generations to come. Discussion Forum would serve as a public platform that promotes awareness about the needs of Russian speaking community and as an intellectual bridge between our two countries. One of the cherished goal is to set up a cross countries public diplomacy panel discussions with prominent Russian political scientists, writers and thinkers, politicians and journalists…

LARA’s goal is to set up the MUSEUM OF RUSSIAN AMERICANS in Los Angeles. Virtual museum as a first step. There are plenty of family histories artifacts, family archives, photographs, manuscripts and books, many alive evidence of struggling for survival, stories of success and stories of failure. We are aiming at the creation of a Cross-Cultural Community Development Center in the same vein as the Museum of Tolerance, Levantine Center and Zocalo Public Square. The MUSEUM OF RUSSIAN AMERICANS will have the Russian library, concert and screening halls and exhibition pavilions.

Our measurable objectives as a steps to commence this project are:

— To set up Russian movies fan club with open screening and discussions;

— To produce at least 2 international panel discussions on contemporary Russia and one reflecting local community life problems;

— To design and launch the LARA’s web site;

— To expose the video interviews and artifacts, family and personal archives of LARA’s web museum.

Strategy and methods:

We have to create an influential Board of Trustees, to pinpoint and contact the influential individuals and interest groups in the Russian speaking communities, heads of the Russian, Armenian, Jewish and other churches, local newspapers and mass media and identify their interest to the project.

We started to collect the video interviews, have been made in 2005 by the City of West Hollywood. These interviews reflect a range of social, socio-economic, migrant, psychological, cultural and other aspects of the immigrants’ fate in the USA. The initial list of topics for panel discussions might come from these interviews.

Essential contacts have been made already to find a guest speakers from Russian and local Russian Americans, whose enthusiasm and dedication to the Russian speaking communities will become a recognizable feature of the debates.

The discussions will be digitally recorded and available as web-episodes and pod casts for follow up public analysis and responses. They will be placed on LARA’s website, that will broaden community outreach, sustain the debate and obtain feedback. Its findings and conclusions will be offered to policy makers and community leaders as proposals for social change and community development with some possible program ideas.

Here are some examples of our future topics:

— In Search of Identity: who they are, these Russian speaking immigrants from former Soviet Union?

— The role of Russian speaking immigration in Los Angeles economical and cultural life.

— Russian Orthodox Church and its community development mission in Los Angeles.

— What the local community is doing for the talented artists?

— Russian speaking mass media in LA: junk food or healthy food for millions?

— New Russian films: what do they say about Russian life?

— Ancore life for elderly Russians: local community needs you!

The Museum’s work aiming at enlightening the historical and psychological image of multi-faceted Russian speaking communities will be placed on LARA’s website piece by piece gradually. These materials are going to be translated into English (in the English version of the website).

The Community Partners participation is essential in the success of our undertaking. This incubator for non profits has been active on this market for more than 17 years, providing now 130 community based projects in Greater Los Angeles legal service and serving them as 501(c)(3) umbrella. The Project “LARA” has been approved by the Community Partners Board in June, 2009. The expertise of Community Partners staff in an organizational and advisory capacity is a key to our project’s launch.

There are some individuals interested in making a lasting contribution into Project “LARA”. Their willingness to be at the forefront of this collaboration is unquestionable. We hope that The Community Partners will help us bring all these resources together to make LARA a sustainable and influential project in the Greater Los Angeles area.

May 21st, 2012

Igor Kokarev, the teacher

Вот и кончился семестр. Мои студенты в субботу на зеленом поле кампуса торжественно получали дипломы бакалавров. Здесь это делается красиво.
Но… Грустно расставаться. Кажется, они только что-то уяснили, сознание зацепилосьза какие-то вехи, которые я расставлял им по ходу истории. И мы понравились друг другу, во всяком случае рейтинг курса высокий. И их интерес к России неподделен.

Двое студентов очень крутые — члены Российско-Американского Президентского совета. Бывали в России, встречались с Сурковым и охотно делились в классе впечатлениями. У них, чувствуется, большое будущее. И то, что они выбрали этот курс, много значит.
Меган еще и Председатель студсовета всего университета. Самая умная и старательная. Размышляющая. Вообще размышлять — это наше любимое занятие в классе.
Две сдвоенные пары пролетают незаметно.
Другой студент из одной просоветской африканской страны не понаслышке знаком с социализмом. Он сказал: теперь я знаю, что сказать моему отцу-коммунисту!
Мы сидели с ним на лужайке возле библиотеки:
— А вообще, я впервые не пропускаю ни одного занятия, просто удивительно!
Я сделал вид, что так и должно быть.

Третья студентка из Volga Deutsch — из волжских немцев. Финальную работу писала про российские политические партии. А на экзамен принесла сорокастраничную работу — солидное исследование по курсу истории «Поволжские немцы — история иммиграции в США». Я читал потом и балдел: вот классический путь сохранения национальной
идентичности на чужой земле — и в екатерининской России и в США времен гражданской войны эти люди жили сплоченной, даже изолированной общиной. И сохранили все…

Четвертая — вообще русская армянка, успешный бизнес — диспетчер своей компьютерной компании такси, двое детей, родители на пенсии, образование получает из самолюбия и удовольствия учиться. Сразу стала моей помощницей, вроде старосты курса. Все беспокоилась: а правильно ли я поняла домашнее задание.

Пятый, кряжистый мексиканец, въедливый, увлекающийся,круглолицый и веселый ветеран иракской войны. Как-то я спросил, как доехать от университета до Дисней Лэнда, так он сел со мной в машину и довез кратчайшим путем за 20 минут.
— А как же ты обратно? — спросил озадаченно я.
— А тут автобус ходит, доберусь. Enjoy, professor!
Хоть он и собирается после колледжа на военную службу, перекопал все о советском авангарде, пересмотрел десяток рекомендованных ему фильмов. И написал большущий доклад по советскому искусству. Все они делают доклады в формате Power Point.
Он пришел на экзамен с толстенной книгой «Доктор Живаго».

Шестой, проводивший брата добровольцем в Афганистан, симпатичный худенький ариец,увязался за мной на фестиваль русского документального кино, где я познакомил его с режиссером из Москвы Женей Головней. Кто из нас был более счастлив, я не знаю…

В общем, все они молодцы. Я отправил им на прощанье вот это письмо:
Dear all, It’s time to say good by and good luck to you.
Thank you all for having me as your teacher this semester.
You gave me as personalities a lot for better understanding this country and you gave me chance to feel this fantastic flavor of freedom.
I did my best to give you insight of my beloved country — Russia. I hope it will help you at least to understand my people. Your grades you find on Web. Those who didn’t have time to meet me last time also got their deserved grades.
Anyway, take care!
Igor Kokarev,
the teacher

Игорю Холманских — «национальному герою»

May. 20th, 2012

Уважаемый Игорь Холманских! Вы правильно сделали, что опубликовали свое письмо-разъяснение. Теперь люди видят вашу неподкупную позицию. И могут обсуждать. И всказывать свое мнение. Выскажу и я свое. Во-первых, что-то я нигде не видел и не слышал, чтобы кто-то призывал не прислушиваться к голосу народа, к голосу рабочих и крестьян. Это было бы просто нелепо.
Так же, как и нелепы речи об «офисном планктоне». Если уж дифференцировать нас всех, то прежде всего по уровню понимания того, что происходит в стране. Люди более образованные и обеспеченные умеют читать статистику, видят продолжение разрушения страны, ее сырьевую экономику, ее закупки продовольствия за рубежом, гибель деревень и малых городов, растущую милитаризацию, несменяемую власть, басманные суды, послушную прессу т.д. И умеют сравнивать с прошлым, которое многое объясняет.
Другие, стоящие на пороге бедности, озабоченные тем, как прокормить семью, не очень вдаются в такие «мелочи». Им важно, чтобы была работа (хоть и на «оборонном» предприятии, продукцию которого ловко сбывал африканским племенам некто Бут), чтобы платили зарплату, чтобы была крыша над головой, им важно выжить.
И те и другие — не враги друг другу. Это надо понять и принять.

А еще я скажу Игорю Холманских, видимо, хорошему человеку: не брали бы вы таких дорогих подарков, друг мой. Для такой работы, поверьте, нужно специальное образование и большой опыт работы. И хорошая, проверенная команда специалистов. В противном случае вы будете марионеткой в чьих-то руках. Вы это быстро почувствуете. И у вас будет два пути: либо сломаться и стать одним из них, либо уйти. Желательно живым. Желаю вам удачи!
Письмо Игоря Холманских в «Тагильскую правду»

Меня зовут Игорь Холманских. Я работаю в Нижнем Тагиле на Уралвагонзаводе начальником цеха. Я никогда не думал, что стану известным человеком, но так получилось, что вы, наверное, обо мне знаете. Это я задал Владимиру Путину в прямом эфире вопрос о том, почему мы должны терпеть московские митинги недовольных всем на свете бездельников, а потом участвовал у себя на заводе в создании Комитета в поддержку Владимира Путина… За последний месяц я узнал про себя много нового.
Я узнал, что я сам никогда не додумался бы задать Путину вопрос про митинги, мне этот вопрос велели задать какие-то начальники.Я узнал, что я — ненастоящий рабочий, что я и сам из начальников.Я узнал, сколько мне платят за то, чтобы я выступал в поддержку Путина.

Все это и многое другое про меня написали в интернете на разных сайтах и в блогах люди, которые считают себя умными, образованными и вообще «солью земли».
И считают возможным оскорблять людей, у которых другие взгляды — особенно потому, что у этих людей не хватает времени на дискуссии в сети.
Если бы дело касалось только меня лично, я бы не стал писать это письмо.
Я себе цену знаю, и мне кажется, что те, кто так стремится оскорбить меня — только за то, что я посмел вслух сказать то, что думаю, не прячась за интернет-псевдонимом — оскорбляют только самих себя.
Но дело далеко зашло. Оскорбляют не только меня. Оскорбляют всех рабочих Урала и России. Всех, кто занят делом. Всех, кто работает не покладая рук, создавая богатство страны.
Нас называют быдлом. Нам отказывают в праве иметь свое мнение.
Вслух говорят, что власть в стране не должна к нам прислушиваться, не должна обращать на нас внимание. Что значение имеет только мнение «продвинутых» и «креативных» жителей больших городов, которые проводят время, рассказывая друг другу в социальных сетях, чем Россия хуже «развитых стран».
Это говорится уже не только никому неизвестными людьми в социальных сетях. Я читал такие мнения в уважаемых центральных газетах. Не так грубо, как в блогах, но там доказывают: не надо слушать рабочих Тагила и Магнитки. Надо прислушиваться к работникам из офисов, которые находятся в крупных городах. Я не могу с этим согласиться.
И вот что я хочу сказать этим людям — и всем нормальным людям, всем, кто не делает вид, а действительно работает. Друзья, я не мастер говорить речи и писать статьи, но сегодня нельзя молчать. Это наша общая страна. Это не они — лучшие люди страны и соль земли, а все мы!
Страна должна развиваться так, как считает правильным весь народ.
А мы считаем, что нужна промышленность, что власть должна уважать человека труда, что должны строиться новые заводы, дороги, жилье для молодых семей, что деньги нужно вкладывать в производство, что уровень жизни в наших городах должен расти.
Этот курс проводит Владимир Путин все время, что он находится у власти! Поэтому мы его поддерживаем. И будет поддерживать, что бы ни писал в своих блогах «офисный планктон».
Потому что мы — не планктон, а люди с собственным опытом и собственным мнением. Потому что мы видели, как росла страна с 1999 года. Как начинали работать заводы. Как возрождался оборонный заказ. Как появилась сначала надежда, а потом уверенность в завтрашнем дне.
Владимир Путин опубликовал статью в «Известиях». Он написал там, как видит развитие России в будущем, как видит свои обязанности и о том, что удалось сделать за последние 10 лет.
Я не очень верю цифрам статистики. Но в 1999 году ВВП на душу населения в России был в пять раз ниже, чем сейчас. Чтобы в этом убедиться, достаточно пройти по улицам любого города страны. А чтобы понять, как этого удалось достичь, достаточно прийти в цех, где я работаю, на завод, на котором я работаю. Теперь я хочу ответить на одно обвинение, слышать которое мне особенно обидно. Обо мне лично и обо всех таких, как я, стали говорить, что мы готовы поддерживать любую власть просто потому, что она власть. Я хочу сказать, что это неправда. Я считаю, что граждане вправе задавать власти любые вопросы — и власть обязана на них отвечать. Я считаю, что граждане вправе критиковать власть.
Я считаю, что, если я готов голосовать за Владимира Путина на выборах президента и готов призывать к этому других, это вовсе не значит, что я — «на стороне власти». Я на стороне народа. В нашей стране демократия и власть избирается на свободных выборах. И отвечает перед народом, который ее избрал. Я не политолог, я не умею рассказать эту простую вещь сложными и красивыми словами. Но я точно знаю, что Россия устроена именно так. Чтобы не быть голословным, я приведу пример своего несогласия с властью. Мэром нашего города работает Валентина Павловна Исаева. Ее выбрали большинством голосов на прошлых выборах. Но она не справляется с управлением городом. У нас в городе плохие дороги, разваленная система ЖКХ. Мы слышим о том, что губернатор выделил на ремонт дорог в Тагиле 1 млрд. руб., но мы не видим, чтобы эти деньги эффективно расходовались. Я считаю, что правительство области должно обратить на эту ситуацию внимание. Это срочно…
… Мы должны голосовать за Путина не потому, что мы «путинские». Мы должны голосовать за него, потому что он хорошо работает во власти, потому что он ведет Россию в правильном направлении.
Это моя позиция. Это мои политические убеждения. С этим я приду в свой цех и, если надо, выйду на митинг.

МАРШ МИЛЛИОНОВ: заметки участников.

May. 15th, 2012
Юрий Ковыршин
На «Марше миллионов» побывали и наши земляки. Двое из них – Елена Безрукова и Максим Казаков – отписались в своих блогах о впечатлениях. Поэтому было чрезвычайно интересно сопоставить взгляды этих участков оппозиционной акции на, не побоимся этого слова, трагедию младенческого гражданского общества, которое, возможно, уже в ближайшее время задушат в колыбели российские властеблюстители, с видением событий, предложенных несвободными в суждениях центральными телеканалами страны.

Предлагаем нарезку из постов Безруковой «Власть против народа, 6 мая» и Казакова «Марш миллионов. Мой отчет участника».

– Травля началась еще задолго до самих событий: начиная с 4-го числа регионам не давали выехать в столицу ни под каким предлогом. Людей ссаживали с поездов, сажали на ночь в КПЗ под липовым предлогом, да и вообще полиция опускалась до мелкого хулиганства: нам перед самым выездом прокололи колеса на машине. Ситуация развивалась согласно пословице: «заставь дурака богу молиться – он и лоб расшибёт». Совершенно очевидно, что выполняя приказ Центра, местные полицаи перегнули палку, чем настроили значительную часть населения против себя.

– Несмотря на все препоны, я нисколько не жалею о том, что мы все-таки добрались, ибо то, что происходило, нужно было видеть собственными глазами, что бы оценить масштаб действий власти при виде препятствия в лице народа. Я, пожалуй, соглашусь с оценкой в 60 тысяч, ибо были заняты два моста и два берега, а люди постоянно прибавлялись. Как участник, могу сказать, что первую провокацию совершили власти, не давая гражданам пройти на Болотную. Вокруг меня слышались крики разгневанной толпы: «Пропускай! Пропускай!». Люди негодовали от того, что вынуждены стоять на месте в такую жару.

– Защищаясь от ОМОНа, мы стали строить баррикады из забора, которым была ограждена территория митинга. Полиция пустила газ и беспощадно стала расправляться с первыми рядами. Не раз люди, которые только что были в драке, выбегали и падали на асфальт, многие из них были в крови. Во время того, как меня в очередной раз занесло в первые ряды, полицейским удалось свалить меня на асфальт, но «свои» моментально помогли мне подняться.

– Власти стоит хорошенько задуматься, ведь, несмотря на всю спонтанность и, с одной стороны, неорганизованность действий митингующих состав их и цели существенно изменились с начала протестов. По своей возрастной характеристике это были в основной своей массе люди до 30 лет, которым предстоит жить при новом-старом путинском режиме, и которые сознательно пришли протестовать против существующей политической системы РФ.

– Очень показательны были попытки самоорганизации среди митингующих. Мы смыкали цепь и стояли плечом к плечу с абсолютно незнакомыми людьми. Если у кого-то появлялись хорошие идеи, они тут же по голосовой цепочке передавались в задние ряды. Да, это было хаотично, и многие наши действия на фоне общей обстановки были не совсем адекватными, однако подобного мало кто ожидал и после данного опыта, разговаривая со многими, я слышала, как они переосмысляют произошедшее с тактической точки зрения. А это значит, что если подобное повторится, то эти люди придут уже более подготовленными.

– Мало кто имеет возможность получать информацию о том, что сейчас происходит в Москве. Практически никто не знает о том, что были раненые и убитые.

– Людей было много на митинге. И где заканчивается поток людей и куда нужно идти, я не знал. И где стоит сцена, и где выступать должны организаторы – тоже не видно было. Пробираться через толпу было очень трудно, т.к было очень тесно и все хотели стоять в первых рядах – хотели снимать мост, который ведет на Манежную площадь, а на нём стояла почти «армия» из отрядов спецподразделений.

– … через несколько минут подлетают ОМОНовцы, подвид «космонавты», и начинают первых бить и задерживать. «Космонавты» – это когда они в полной экипировке: руки, ноги, лицо и т.д закрыты. За время митинга увидел много вариантов их более облегченной формы.

Я не сказал бы, что прорывали какие то сильно агрессивные люди: не было на митинге почти националистов и лимоновцев , лишь анархисты и социалисты. Со мной стояли на переднем плане вообще одни либералы.

– В какой-то момент мы, кто ехал со мной из Липецка, поняли, что будем следующими для задержания. Выбор что делать? Или нас заберут в автозак, или убегать. Но убегать особо некуда, т.к все перекрыто, а за нами лишь либеральная часть людей и вообще как то стыдно было бы убегать сквозь них. Да и с такими приключениями ехали, что даже у меня возникла мысль, что нужно хотя бы дать им хоть слабый отпор. И сделать, чтобы ОМОН побольше устал.

– С ОМОНом не дрался, лишь стоял в толпе на первой линии, а они хотели меня из нее выдернуть и увести в автозак. Больно было наблюдать как женщины и девушки приходят на мероприятие и начинают драться с ОМОНом. Получали удары палками на митинге и на следующий день продолжали также истошно на них кричать и кидаться.

Вывод: «Власть теряет лицо, потому что она напугана протестным движением. Такого количества ОМОНА и вообще полиции в Москве не было за всю историю существования Москвы. То, что пришло на митинг более 100 тысяч граждан – пугает. Вот почему полиция отчитывается за 7 тысяч. Показать истинную картину протеста – нанести пощечину Кремлю. А посмотрел сам на фото общего плана Болотной площади. И на глазок сам прикинул количество. Даже по самым скромным подсчетам на площади не менее 50 тысяч. А люди стояли на мосту и по той стороне реки Москвы»

По теме: «Путин и ОМОН заронили глубоко семена протеста, которые пышно взойдут по осени. И никакой ОМОН не удержит народ от справедливого возмущения властью кремлевского хоккеиста, что правит штыками в вымирающем сырьевом придатке Европы! На территории, где нет ни нормальной политики, ни нормальной экологии, где кумовство и блат разъедают общество!»

Никто не спорит: «что самые отъявленные вруны – это «очевидцы» событий. Но вертолеты не зря летали над этой тусовкой, зафиксированы все провокации вождей по созданию затычки на пути шествия. Да и те из ниспровергателей режима, что не пришли на это действо, открыто говорят, что были осведомлены о спланированных провокациях. Елена говорит об убитых, про которых общество не знает. Это очень серьезно. Но, думаю, если привлечь ее к расследованию в качестве свидетеля, все окажется пустым ля-ля-ля. Елена – типичный пример того, как выражающие справедливый протест люди становятся пешками в чужой грязной игре».

Ольга: Да, к большому сожалению, лидера и предводителя революции у России нет. А это одно из условий переворота власти. Немцов и Навальный, конечно же, преследуют личную заинтересованность и вызывают отторжение народных масс. Противен и трусливый Уполномоченный по правам человека в РФ. Неоднократно обращалась к нему лично и сделала вывод, что это абсолютно пустая и бесполезная организация, как и Общественная Палата РФ… Зачем они нам? Суды приветствуют лжецов, мошенников, лжесвидетелей. Как можно жить в такой стране, где невозможно добиться справедливости?»

Не политик: «Громкие слова «довели, дайте свободы, разрушили» и.т.п. Работать мля НИКТО не хочет! Болтуны и тунеядцы, за кем идете овцы? За ТАКИМИ ЖЕ ВОЛКАМИ! Каждый из НИХ просто мечтает о сладком слове ВЛАСТЬ как только в кресло сядет ВСЕ! А вы просто инструмент в их игре! СЛЕПОГЛУХОНЕМЫЕ! Пока история не знает примеров того, что кто то, придя во власть, выполнил свои обещания. Вылезли из инета и решили в политику поиграть? Посмотрите тому же Удальцову в глаза: обкуренный «нарик» ВЫ хотите что б такие как он управляли??? Работать никто не хочет! А хочет сладко есть и мягко спать, так НЕ БЫВАЕТ господа!»

Глицерин: «За Путина ездили делегации от различных организаций и рабочих коллективов, это была акция очередного «одобрям’с», за неё не было никому никаких негативных последствий (кроме поощрений ) – так что не надо путать божий дар с яичницей. А то что происходит в семьях… то такими детьми я б гордился и конечно переживал за них, ведь борются они за главный принцип демократического государства – честность. Если есть на свете что-нибудь полезное для всех, то это честность (не путать с простотой)».

Марина: «Елена, спасибо большое за описание событий в Москве. А то в новостях тишь да благодать, прям «Слава КПСС».

А вот один из липецких оппозиционеров, Александр Огнев, до Москвы не доехал. Из публикации «Задержанного липецкого оппозиционера суд полностью оправдал», читатели узнали, что этот молодой человек, завсегдатай всех протестных акций, сутки провел в полиции и мировом суде Октябрьского округа. Рассмотрение его дела судья Анна Хуторная закончила за полночь – полиция поставила ему в вину антиобщественные действия и нецензурную брань. Впрочем, к чести судьи, она сочла показания полицейских ложью. А уже 11 мая Александр Огнев пришел на посвященные исполнению бюджета региона за 2011 год публичные слушания в здание областного Совета депутатов, но в зал заседаний не попал. Прочему? Оказывается, он предварительно не записался на это мероприятие!

… отметим все же один комментарий. Некий Гость написал:

– 6 мая 2012 года Россия увидела то, что не видела так давно. Раненые, и возможно даже убитые граждане. Оплеванные прокремлевские журналисты. Асфальтовые булыжники, летящие в ОМОН. Сбитые ОМОНовские каски, забранные как трофеи. Отступающие в бегстве полицаи. Маски сброшены. Теперь Путин – злой царь, тиран, которому не подают руку в приличном обществе. Вчера, 6 мая, состоялась Ходынка и Кровавое воскресенье вместе взятые. После того, как пролилась кровь, стало бессмысленным и пошлым «белоленточное» хипстерство. Отныне никаких сетевых хомячков и Троицкого в костюме презерватива. Только война. Сильные и смелые люди, наш Народ, продемонстрировали 6 мая свои лучшие качества – смелость, отвагу, честь. Злая Россия вышла на улицы. Злая, но справедливая. Однако за все придется платить – следственные органы уже сшили уголовные дела. Будут аресты и будут сроки.

Гость как в воду глядел. 11 мая, сразу же после инаугурации главы государства, «единоросс» Александр Сидякин внес на обсуждение Госдумы законопроект, согласно которому на тех, тех, кто нарушает порядок во время массовых акций, может быть наложен штраф в размере до 1,5 миллиона (!!!) рублей. Руководитель фракции правящей партии в Госдуме Андрей Воробьев, впрочем, не считает этот законопроект драконовским. Он, типа, «не лишает россиян возможности высказывать свою гражданскую позицию». Столь убийственное наказание рублем, по Воробьеву, лишь «вводит адекватную ответственность за неправомерные, провокационные действия». И хотя остальные думские фракции раскритиковали инициативу единороссов, нет сомнения, что законопроект пройдет ввиду явного большинства «единороссов» в Госдуме.