Календарь статей
Июль 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Рейтинг@Mail.ru

Итак, Одесса. Слухай сюда, хто хочет знать за Одессу. Таки я там был, чтоб ты так жил, байстрюк! Недавно, на дизеле из Кишинева, всего три часа. Класс! Ну, да, сняли меня с поезда в Кучурганах украинцы с автоматами. Ну, и урок им. Хотели бабки, я ж видел, как они в карман зыркали. А мы с Ленкой смеемся:
— Спасибо, здорово! Будет что рассказать друзьям!
Настроение было у нас веселое, утро солнечное, рiдна нэнька Украина, не получишь хабаря, рвешь ты глотку, дядя, зря.
Хорошо, паспорта у нас американские, хер отберешь. Был бы российский, отобрал бы парубок. Хорошо, в Кишиневе предупредили: не бери российский, отберут и ограбят. Соседке, правда, паспорт отдали, но 150 евро забрали. А она на похороны ехала. Так то ж ночью было, а мы днем.
В общем, разочаровали мы пограничника. Поезд ушел, а нас другим хлопцам передали. Молодые, все жизнью в Амэрiцi интересовались:
— А правда, шо там можно кредиты брать и не отдавать?
— Не знаю, я отдаю.
— А если помрешь?
— Так то твое счастье.
— Во, здорово. Та вы не бойтесь, зараз поставим вам штампик и езжайте собi в Одессу. Вон, маршрутка, бачiте люди стоять.
Так и доехали мы до 7-го км. — там, что б вы знали, та самая толкучка, что и 55 лет назад, мы ж там курсантами свои шмотки толкали по субботам.
Но вот и вокзал с Привозом, народу до черта, как всегда, а церквей поприбавилось, везде купола золотом блещут, бедность заела, сразу видать.
И пельмени. Люди, да вы знаете, где надо есть пельмени? На Пушкинской в «Онегине»! Я таких не пробовал с детства. Не то что заграницей, в Москве таких нет. Все пять дней рвался туда снова пережить это счастье, да за пять дней что успеешь…
Ладно, скажу за пляжи. В Аркадии, кто давно не был, трамвай перенесли ближе к городу, аллею к морю расширили, справа, где была канава, строят аква-парк высотой с пятиэтажку. Представляю, сколько будет визга и обмороков, пока в этих ветвящихся трубах люди будут жопы протирать, катясь в воду. Куда там американским горкам.
Слева по пути к морю нависают новостройки, лучшие образцы мировой архитектуры, один дом в виде судна, так и парит в воздухе, блин.
А вода!.. Мы, конечно, на пляж не пошли, как пошлые туристы. Мы на камешках, что справа, под дачей Жванецкого. Его, кстати, в Одессе не было. Я ж звонил в его ворота, представился.
Да. А вода… За столько зря прожитых лет первый раз открыл в ней глаза и чуть не расплакался, такая она чистая, зеленая, камешки видны сквозь слезы. Вспомнилось, что уникальный состав черноморской воды со слезой совпадает. Эх, наплавался, как в детстве.
От Аркадии, застроенной в три этажа кафешками и ресторанами аж до небоскребов, утыкавших склоны Отрады, бегает теперь открытый трамвайчик на резиновых шинах всего за 30 гривен. Отдельно проведена велодорожка, так на ней великов как у нас в Санта Монике, откуда столько борцов за здоровый образ жизни? И на роликах, что особенно интересно. Куда мы попали? Мимо меня скейтбордист так просвистел, что я чуть под трамвай не попал. Это уже на Малой Арнаутский.
А на Базе моряков в комнате ветеранов был сюрприз. Вадик Руденко с Володей Аляевым собрали корешей из нашего выпуска 1962 года, тех, кто еще ходит и пьет. Хорошо посидели, вспомнили, кто на чем и где плавал, и тех вспомнили, кто отплавался. Хотя и прислал мне Вадим в Лос-Анджелес альбом по случаю 50-летия выпуска с фотографиями, не всех узнал я. Витку Гокова — да. Старый гимнаст сразу заметил, взглянув на плечи:
— Качаешься? А я вот перестал, давление.
Витю Корненко, ставшего православным писателем Корном — тоже. Хотя похудел из-за болезни, но держится стоик. Домулевского, худого с развивающимися кудрями, одесского профессионального поэта, не узнал. Новосельского не узнал, добрый такой дедушка. Вспомнилось почему-то, как забивали ремнями в баталерке Чернегу, укравшего чьи-то брюки. Поймали воришку, засунули с головой в тумбочку и спустили по лестнице с четвертого этажа. Не Новосельский ли привел меня, сопротивляющегося, в ту баталерку, чтобы посмотрел салага, как торжествует справедливость?
С тишайшим когда-то Володей Аляевым за столом сидели мы обнявшись, всегда казавшийся угрюмым Копанев вдруг шепнул теплые слова о прошлом, даже Рудик, не отвечавший на мои письма годами, сказал, стиснув в объятиях:
— Как я рад тебя видеть!
Если вспомнится на пороге жизни моя Одесса, то эта встреча поперед моря. Спасибо Ленка, это ты вытащила меня и в свой Кишинев и в Одессу. Век не забуду.
Снова фоткались. Неуклюже справляясь с коварными айфонами и смартфонами, наводили глаз на Ленку, смягчавшую возраст собравшихся своей насмешливой молодостью.
Эх, Одесса… Сидим с Фимой Тульчинским, школьным товарищем в ресторанчике обновленного Пале-Рояля, что под боком сверкающего на солнце Оперного, и вспоминаем слоями людей и события. Давно общаемся с Фимой на Фэйсбуке, но вот только тут в ресторанчике Пале-Рояля узнал и про его одессеистику, и про его жизнь, полную неведомого мне смысла.
Всего пять дней. Что еще я могу сказать тебе, байстрюк за Одессу? За Саню, два года как потерявшего свою Лару и не ступавшего ногой на дачу после ее смерти, обклеившего всю свою квартиру на Базарной ее фотографиями, за мрачного патриота Саню, готового сражаться с оружием в руках за независимую Украину в свои почти 80 лет?
Смирна, тиха и ласкова моя Одесса, но боже упаси тебя тронуть ее подлым словом или делом! Растерзаю и покусаю чем осталось, или не одессит я буду, байстрюк!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *