Календарь статей
Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Рейтинг@Mail.ru

Sep. 22nd, 2011

Да, наш спящий вулкан, кажется, просыпается. Русская Америка не миф и пустые мечты. Это из ее недр раздался вчера звонок:

— Мне сказали, вам можно позвонить. Я пишу книгу о русских в Лос-Анджелесе. Можно показать?

Приехал парень. Не старикашка вроде меня, а Парень. Рослый, тяжелая кость, твердые плечи, мощные икры из-под шортов, совсем как у Ильи Волоха, голливудского монстра. Голубые глаза смотрят спокойно, уверенно. Выбрался из своего «мерса», под мышкой компьютер. Раскрыл. А там 170 страниц плотного текста о всех русских в этом Городе Ангелов, начиная с 90-х годов XIX века!

Всех! Понимаешь? Всех! В его голове и уже и в компьютере сотни имен, биографий, редчайших фотографий. Он сыплет ими, как крестьянин поле засевает, щедрыми взмахами.

Я спрашиваю:
— Вы, что, историк? Давно здесь?
— Нет. Я учитель плавания в здешних школах. Уже 10 лет.
— А… а почему вдруг? Зачем это вам?
— Так интересно же! Потом я понял, что они ведь уходят, умирают. Надо успеть, сохранить!
— Да, но это же огромная работа! Где вы берете материалы? Вы ведь цитируете?
— Да, вот видите, везде внизу сноски. Это старые книги, журналы, немного рассказов. Я встречался здесь с людьми. Копался в разных личных архивах. Вот, например, я нашел настоящий дневник княгини Волконской. Она вела его с начала ХХ века. Там еще засушенные полевые цветы. Видно, когда уезжала в Константинополь, сорвала в своей усадьбе и положила между страницами. Так они и остались. Там вся иммиграция, день за днем. Его выбрасывали вместе с ненужными вещами. Я и подобрал. У меня много такого, еще не прочитанного.
— Где же это выбрасывали?
— Да в церкви же! Я там часто бываю, на Фаунтейн. Вот видите, вот эти все имена, их сотни, я взял просто и списал из церковного поминальника. Меня там батюшка знает, дал заглянуть. А там…

Ах, церковь… Все ясно, откуда у него такие интонации. Он верующий. И тяжело. Мы просидели в «Старбаксе» два часа. Книга еще не книга. База данных. Но каких! Он еще не знает, что с этим богатством делать.
— А у вас есть деньги на издание? Кому вы адресуете этот труд? В чем его цель?
— Есть знакомый в Нью-Джерси. Он журнал издает. В России в Фонде Солженицына мне сказали: пишите. Посмотрим. Цель? Не знаю. Интересно. Может, вот закончу и успокоюсь. Я не для денег это делаю… Я не писатель. Просто кто, если не я? Поможете превратить это в книгу?
— Да, конечно! Пожалуй, надо больше своего отношения к материалу. Больше рассказывать об источниках. О том, как добывали материалы, больше о людях, об их страстях, переживаниях, о характерах.

Давно, клянусь тебе, не было так радостно и легко. Говорили и о структуре книги, о двух, даже трех ее частях. Пока в ней четыре главы: история первой и второй волны (по и после революции 17-го года), история трех русских церквей в Лос-Анджелесе, русские деятели культуры и глава о русских союзах и организациях в этом городе. Примерно до 50-х годов. Но много материала и о конце века. И о сегодняшнем дне. Жаль, что Ивана (ну, конечно, а как иначе?) заносит в сторону монархистов. Есть опасность, как бы он не оказался в стане современных российских националистов.

Потому спросил:
А вы изучаете только русских или касаетесь русскоязычных евреев, армян?…
— Это больной вопрос. Пока только русских, хотя есть имена еврейские, армянские, другие… Да, они всемирно признаны как русские ученые, художники, композиторы… Но если включать другие диаспоры, книга разрастется до бесконечности. Хотя, вы правы, я теперь буду думать.

Иван сыпал именами и знакомых и незнакомых мне людей, которых уже хотел знакомить со мной. Я рассказывал ему о своих stand by идеях музея «Русский Лос-Анджелес», о своих интервью. Многое совпадало. И энерджайзеры, оказывается, есть!

Расставались воодушевленными. За эти два часа из старых и новых идей родился план реанимации моего застывшего в Community Partners некоммерческого проекта по русскоязычной Америке. Назавтра уже назначены две встречи с новыми людьми, договариваемся о поездке в Орандж в русский клуб…

Похоже, еще не вечер. И рукописи не горят. И вулканы просыпаются.

Через два дня продолжение.

Русский центр, Русский женский клуб, Русская гостиная, Русские вечера с чаепитием, Русский Дом и Русский Фонд — радует обилие инициатив от хороших людей, ищущих общения на русские темы. А может быть не только общения? Что стоит за этими фактами самоорганизации? Ностальгия? Непреходящий интерес к русской культуре и искусству? Желание сохранить язык? Позлословить о Путине и о современной политике? Найти русскую пару или русскую душу-отдушину? Наверное. И может быть и больше. Не знаю.

Но знаю и вижу по программам, что большинство событий — это пассивные формы развлечения: посмотреть, послушать, потрепаться, повздыхать, развлечься, получить удовольствие.
Те же прекрасные вечера бардов. Это концерты, где народ ловит кайф. Здорово. Но мало! Активное участие — это семинары, panel discussins, это обсуждение местных проблем, больных вопросов жизни местных российских общин, это консультации и помощь в адаптации, поисках работы и самоопределения, это активное формирование социального капитала русской самоорганизации. Ведь если взять кто приехал и кем работает, так тут целые академии и простаивают и погибают за невостребованностью!

Вот университет UCLA, который в лице этого поляка-профессора славистики отклонил недавно мои предложения и меня самого. Они выходят на днях к публике. Center for European and Euroasian Studies, Slavic Languages and Literatures представляет серию: Советская культура через советские фильмы. И предлагает смотреть: «Броненосец Потемкин», «Цирк», «Чапаев», «Иван Грозный», «Баллада о солдате». Затхлостью и музейной пылью несет от этих набивших оскомину шедевров. Ничего не говорят они о той драме, которая сегодня развертывается на обкусанных просторах бывшего СССР.

Если бы «Ивана Грозного» смотреть вместе с «Царем» Лунгина, еще куда ни шло: по крайней мере, тема для дискуссии. Но нет, скучная академичноть, повторяемая из года в год только оттолкнет тех, у кого еще теплится интерес к советской истории. Почему такая скука? Откуда она, от равнодушия организаторов? Не знаю.

Я бы советскую историю изучал по фильмам современной «новой волны» вроде «Волчка», «Перемирия», «Счастье мое» или — если уж совсем серьезно — по новому фильму Андрея Смирнова «Жила была одна баба»… Эх, руки чешутся все переделать и перекроить по-своему! Оживить, вспрыснуть энергию…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *