Календарь статей
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Рейтинг@Mail.ru

Миром правят идеи. Это очевидно уже давно, может быть со времен Ветхого Завета крестовых походов и инквизиции. Подтверждается и Октябрьским переворотом в России и современным мировым терроризмом на Ближнем Востоке. Но не только церковь и партии ведут человечество на подвиги и преступления. Все большую роль в распространении идей и мобилизации или деморализации человека играет современное искусство экранных СМИ. Идейным производством сегодня занимаются страны и Востока и Запада, но в наибольшей степени оно сосредоточено в США и в такой технически насыщенной отрасли как кинематограф.

В этой стране — самый мощный кинематограф в мире. Как известно, в США кино-индустрия находится в частной собственности, значит, производство фильмов для рынка имеет целью прибыль, прибыль и только прибыль. Если рынок хочет насилия, членовредительства, ужасов и порнографии, кино-индустрия производит такой продукт. В то же время в этой стране выходят светлые фильмы, часто подлинные шедевры высоконравственного и доброго искусства, кинематограф США в целом отражает политические реалии времени, проявления самоорганизации общества, его независимую жизнь. А фильмы черные каким-то образом блокируются, довольствуются ограниченной аудиторией. Почему? Видимо, потому что рынок не всесилен, его аппетиты ограничивает охранительный инстинкт самого гражданского общества, и в этом обществе, как впрочем и в любом другом, есть спрос и на высокую материю. Какие же механизмы встроены в эту мощнейшую индустрию и в общество, которые заставляют продюсеров сохранять некий баланс черного и белого, защищать западные, христианские ценности, как управляют они этим процессом производства идей незаметно для окружающих непосвященных?

Сегодня Россия, отказавшись от утопии и бесчеловечного ленинско-сталинского социализма и «социализма с человеческим лицом», на ходу меняет идейные позиции и моральные нормы для миллионов людей, которым обещали жизнь при коммунизме, входит в рынок, доверяя ему и телевидение, и кинематограф. Как пережили советские кинематографисты резкий переход от своей добровольно-принудительной миссии партийного пропагандиста и воспитателя масс к роли рыночного мастерового- ремесленника, стругающего свои художественные поделки на вкусы получившего свободу и пока не знающего ограничений, жадного до острых ощущений рынка? Есть ли в современной постсоветской России место для независимого и честного художника, отражающего с позиций нравственности и христианских добродетелей повседневную жизнь, нынешние характеры и конфликты в толще народной жизни? В чьих руках сегодня российское кино – не цивилизованного рынка, снова набирающегося бесконтрольной силы государства или едва родившегося в муках гражданского общества?

И что плохого в прибыли, когда она свидетельствует об удовлетворении общественного интереса к социальной тематике, политической проблеме, нравственному герою, к самому автору, наконец? Другое дело, в каком состоянии само общество, чтобы стимулировать и рынок и продюсера, и художника этот общественный интерес усмотреть и подхватить, проникая в мир человеческой повседневности для утверждения света и добра. И насколько государственная политика отвечает этой цели, насколько она сохраняет и поддерживает гражданские институты и допускает независимую жизнь общества.

Итак, кино-индустрия США не получает прямых государственных субсидий и функционирует на страх и риск тех, кто, манипулируя финансами, продолжает вкладывать свои средства в эту рискованную отрасль экономики, где за одну неделю можно потерять все или стать мультимиллионером. Эта неделя начинается со дня премьеры. Казино отдыхает по сравнению с тем количеством адреналина, который впрыскивает в человека кинобизнес. Поиск средств на очередной многомиллионный кинопроект, конструирование виртуальной действительности в гигантских масштабах, угадывая ее зрительский потенциал задолго до завершения проекта, может составить сюжет если не для фильма ужасов, то для захватывающего детектива уж точно.

Известно и то, что американское кино – явление массовое, его аудитория всемирная, исчисляемая миллиардами зрителей. И не только темное и бездумно-развлекательное привлекает к нему народы. Огромное влияние на американцев, и не только на них, оказали такие полные глубокого смысла и социальных раздумий художественные вершины, как: «Нюренбергский процесс», «На последнем берегу», «Механический апельсин», «Американские графитти», «Легкий ездок», «Дуэль», «Последний киносеанс», «Таксист», «Кулак», «Пролетая над гнездом кукушки», «Крестный отец», «Разговоры», «Иисус Христос—суперзвезда», «Вся президентская рать», «Милашка», «Прощай, Африка!», «Мюнхен», «Список Шиндлера» и многие, многие другие фильмы. Американское кино привлекает внимание человечества к серьезным нравственным и социальным проблемам, защищая гуманистические ценности и заглядывая в будущее.

Оказывается, есть в американской кино-индустрии разные этажи, разделение труда, условия и для массового развлечения и для социально и политически нагруженного кино, и

для очень специфических фильмов для ограниченных аудиторий. Рынок все расставил по своим местам, сложнейшие технологии организации кино-дела, как никогда полно охватывают все сегменты мирового рынка, обращаясь то к миллиардам, то к тысячам, удовлетворяя практически любые потребности платежеспособного спроса. И то, что эта могущественнейшая идеологическая индустрия находится в руках самой развитой демократической страны мира, внушает надежду на то, что она и дальше будет способна удержать мир идей в рамках гуманистических европейских ценностей.

В С Ш А быстро усваиваются кинематографом новейшие достижения информационной революции, цифровые технологии открывают новые горизонты аудиовизуальной культуры, призванной изменить облик цивилизации. Кино-художники в США и других странах научились улавливать практически все мало-мальски значимые состояния общественной психологии и движения общественной мысли, трансформируя их на экране в актуальные, общезначимые образы, знаки и модели поведения. Кто же и как управляет этим процессом, и куда движется мир, становящийся все более и более глобальным и виртуальным одновременно?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *