Календарь статей
Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Рейтинг@Mail.ru

Диффамация — это напечатанные или опубликованные тексты или изображения, которые могут безосновательно опорочить человека или нанести ущерб чьей-то репутации вмешательством в чью-то частную жизнь и профессиональную деятельность. В таких случаях следует немедленное обращение в суд с требованием не только публичного извинения, но и возмещения материального ущерба. Потому продюсеру важно выяснить, кого можно снимать, а кого нет, и при каких обстоятельствах. Хрестоматийным примером нарушения неприкосновенности частной жизни и обстоятельством, вызвавшим принятие первого в США закона в этой области, было использование изображения лица девочки для рекламы овсяного супа без соответствующего разрешения.

Ответственность за диффамацию сродни авторскому праву, потому что также имеет дело с использованием образа другого лица. Юридические последствия такого действия зависят от цели использования образа (имени или изображения). В случае судебного разбирательства большое значение имеет непреднамеренность действий авторов фильма, телевизионной передачи или публикации, повлекших нарушение чьей — то неприкосновенности. Иначе говоря, права истца на получение возмещения в связи с нанесенным ему ущербом, клеветой ограничены необходимостью доказать «безответственное пренебрежение правдой» или «дачу намеренно ложных сведений», то есть, если не доказано умышленное искажение правды, возмещение не присуждается.

Право на неприкосновенность частной жизни дает возможность потребовать, чтобы тебя оставили в покое. Это право может иногда оказаться нарушенным в отношениях между создателями фильма и лицом, которое снимают или у которого берут интервью. Нарушениями считаются подслушивание, публичное разглашение фактов частной или интимной жизни, использование чужого имени в целях извлечения прибыли, использование голоса или изображения без разрешения, устная или письменная клевета.

Причем общественные деятели не пользуются такой широкой защитой права на неприкосновенность личной жизни, как люди простые и неизвестные, ибо они сами отказались от права на частную жизнь, избрав политическую карьеру.

Случаи возбуждения судебных процессов по поводу фильмов, нарушающих неприкосновенность чьей — то частной жизни , довольно часты , особенно в документалистике. К примеру, в 1975 г. Уолт У. Ростоу подал в суд на продюсера Питера Дэвиса за нарушение его неприкосновенности в знаменитом антивоенном полнометражном документально-публицистическом фильме «Сердце и умы». Иск Ростоу не был удовлетворен, суд постановил, что он является общественным деятелем. В таких случаях определяющим является уже право общественности на гласность. Получение информации в соответствии с Биллем о Правах не может быть ограничено, за исключением случаев, когда можно доказать «безответственное пренебрежение» правдой.

Обычно — и это важно — право общественности на получение информации превалирует над правами отдельных лиц на неприкосновенность частной жизни. То есть если создатели фильма полагают, что фильм не является вмешательством в чью-то личную жизнь, а повествует об общественно важном событии, о арбитражем между кинематографистами и частным лицом, чьи интересы затрагиваются при съемках, остаются судебные инстанции. Судебное решение будет в этом случае равноценно получению разрешения на съемки.

Разрешение обязательно, если кадры в произведении искусства будут использованы в рекламных или торговых целях. Разрешения на демонстрацию не требуется для учебных фильмов и фильмов об общественно важных событиях за исключением случаев, когда использование образа окажется оскорбительным. При обычной съемке людей для учебного или информационного фильма практически бывает почти невозможно доказать нарушение права на неприкосновенность личности.

Для художественных фильмов разрешение на демонстрацию необходимо. Разрешение необязательно только в случае, если изображенного человека нельзя узнать. Поэтому, если оператор снимает какого-либо человека с такого расстояния, что его в фильме узнать невозможно, разрешение на демонстрацию не требуется.

Иногда групповая фотография может служить защитой от иска. Например, когда фотография группы людей в Нью-Йорке, читающих газету «Дэйли Телеграф», где публиковались результаты скачек, была напечатана в другой газете с комментарием, осуж- дающим тотализатор, а заодно и людей на фотографии как никчемных бездельников, один из сфотографированных подал иск в связи с нарушением своего права на неприкосновенность частной жизни. Он, однако, проиграл процесс лишь потому, что, хотя публикация фотографии вместе со статьей и признана порочащей, но никто не в состоянии выделить истца среди других сфотографированных. Связь между лицом, подающим иск, и людьми, изображенными на фотографии, к которым относились порочащие сведения, должна быть четко определена. Только в этом случае иск мог быть удовлетворен.

Конечно, самый верный способ избежать судебного иска — это обеспечить разрешение, то есть согласие лица на использование автором его изображения и голоса в определенном фильме. Это разрешение может быть составлено на печатном бланке, а может быть записано на пленку, причем многие предпочитают последнее, поскольку письменные разрешения обычно отпугивают людей, от которых их добиваются.

Когда в съемках используются чьи-то дома, сады, конторы, парки и т. п., необходимо разрешение на демонстрацию места действия, письменное согласие хранителя или владельца, или соответствующего государственного учреждения, такого как, например, Управление Парками.

Каждый продюсер, подписывая соглашения со студией или прокатчиком, должен гарантировать им все права, располагая нужными разрешениями, так как прокатчик должен быть уверен в том, что фильм «чист» и ему не придется потом нести ответственность по каким бы то ни было искам. Прокатчик откажется от фильма, если увидит, что продюсер не предоставил ему сразу необходимых гарантий в этом отношении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *