Календарь статей
Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Рейтинг@Mail.ru

Как это придумывалось.
Г.: Еще за полгода до фестиваля я помню, как ты собрал группу энтузиастов, гордо называвших себя Научным центром Союза кинематографистов, и, заручившись поддержкой Элема Климова — нового первого секретаря «революционного», как его называли, Союза кинематографистов, начал кампанию за изменение формы проведения Московского международного кинофестиваля. Чесались руки изменить ритуал открытия фестиваля, придать всему фестивальному киномарафону азарт состязательности, придумать концертный вариант вручения наград и прославления победителей, и, конечно, раскандалить, высвободить тусовку кинокритиков…

К.: И в качестве дополнения к стандартной культурной программе всех предыдущих 14 кинофестивалей, непременно включающих посещение Кремля, чаепитие на «Мосфильма» и прогулку на катере по Москве-реке, осуществить две революционные идеи — ПРОК и Клуб киноклубов в кинотеатре «Горизонт». Был составлен и соответствующий документ.

 

ИЗ ПРЕДЛОЖЕНИЙ К РЕГЛАМЕНТУ

МЕЖДУНАРОДНОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ

В МОСКВЕ

 

На Московском фестивале давно возобладали такие черты, как казенность, засилье чиновников, оторванность от зрителей, скука. Исчезла атмосфера фестивальности, праздника, духа соревновательности.

Не ощущается планетарный масштаб этого культурного события. Все более ограничивается контакт гостей и участников с массами зрителей.Фестиваль изолирован в гостинице «России», куда нет доступа москвичам.

Мы предлагаем решительно изменить образ МКФ, расширить пространство фестиваля за пределы гостиницы «Россия», втянуть в праздник город, сделав на центральных площадях и в парке Горького фестивальный Диснейленд с завезенными со студий декорациями отснятых фильмов, с кинопраздником «Товарищ Кино», в котором будут участвовать зарубежные «звезды», с праздником и фейерверком на Москве-реке. Цепь новшеств — повысить интерес публики к конкурсу, объединить всех участников МКФ вокруг главных тем мировой культуры, способствовать выдвижению в этой сфере новых вдохновляющих идей, сделать МКФ фактором развития мирового кинематографа. Эти новшества — в создании духа соревновательности в работе жюри, в создании эффектного ритуала открытия фестиваля, запоминающейся процедуры вручения премий и трогательного закрытия, в организации центров фестивальной активности в Союзе кинематографистов (Профессиональный клуб — ПРОК), в кинотеатре «Горизонт» (Клуб киноклубов), в освещении хроники фестиваля телевидением в ежедневной 40-минутной передаче «Дневник фестиваля».

Мы предлагаем альтернативный центр фестиваля — ПРОК, Профессиональный клуб на Васильевской,13. Для этого надо освободить помещение и залы Союза от абонементных просмотров и предоставить их клубу, где участникам, гостям, всем кинематографистам откроется возможность встреч по профессиям, обсуждения любой темы, показа коллегам любого фильма, деловых бесед в уютных интерьерах, обсуждения идей совместных кинопроектов, где будет парад культуры периода перестройки, от выставок живописи и музыкальных ансамбле до ретроспективы «полочных» фильмов под названием «Запоздалые премьеры: каким могло бы быть советское кино». Здесь же, в ПРОКе, должно быть наконец найдено применение членам советской делегации, которым, по существу, на фестивале нечего делать».

Документ, конечно, вызывающий и завиральный, с перехлестами в хлестаковщину. И его тут же секретариат отклонил. Но с него началось наше личное сотрудничество с членами секретариата, с сочувствовавшими, так сказать. Началось обсуждение близкое по накалу страстей к истерике. Мы состязались в изобретениях, радовались им, как дети, хотя знали, что изобретения эти еще надо где-то отстоять, кого-то убедить в том, что именно они должны изменить все к лучшему, и что на них стоит потратиться. А убеждать предстояло и чиновников, которым, как известно, лучше указаний сверху аргументов нет. Сколько сил ушло на хождения по кабинетам, на уговоры и доказательства! Почему-то сразу нам пришлось за все придуманное оправдываться. Обескураживают эти неизвестно как сложившиеся отношения «проситель — хозяин». Непонятно, почему, вместо того чтобы, получив (бесплатно!) разработку новой концепции МКФ, поблагодарить энтузиастов и засадить за работу своих многочисленных сотрудников из разных служб, Госкино где-то в своих таинственных недрах переварило наши предложения и выплюнуло остаток с резолюцией: «Поздно. Никаких перемен. Смета утверждена год назад, и расходы определены по статьям».

Какое счастье, что за нами все-таки стоял Союз кинематографистов! Правда, вскоре обсуждение наших революционных предложений раскололо и секретариат Союза. Виктор Демин, например, выдвигал в качестве своего идеала аскетичный западногерманский фестиваль, где все происходило в исключительно рабочей обстановке профессиональных просмотров. Элем Климов же опасался, что нам не хватит ни средств, ни материалов, ни вкуса, и в результате все будет отдавать дешевой провинциальной помпезностью.

Все дружно возразили против идеи гласности работы жюри, приведя в пример показательную секретность, царившую на Каннском фестивале, где члены жюри священно действовали под охраной полиции на изолированной территории далеко от центра города.

Грандиозный план преобразования центральных площадей Москвы в Диснейленд и организацию ночного праздника с фейерверком на Москве-реке перед гостиницей «Россия» придумал неистощимый на перформансы мой приятель Вячеслав Спесивцев. Его поддержали многоопытные в массовых праздниках эстонцы. Оргкомитет отверг все предложения сразу, выдвинув в качестве главного аргумента — фестиваль Индии в СССР. Он планировался примерно в то же время. Что касается открытия и закрытия МКФ, то это было уже поручено директору Дома кино В.Ходыкину, человеку присланному на эту должность почему-то из Госконцерта. Довольно быстро от наших предложений остались только ПРОК и Клуб киноклубов. За Клуб киноклубов мы были спокойны, так как здесь сразу объявились истинные энтузиасты — киноклубники призыва 60-х годов. Эти могли все. За нами же теперь остался только ПРОК.

Г.: Но против него восстала администрация Дома кино. Мало того, что ПРОК ломал ее виды на фестиваль, программу просмотров. Мы вторгались в ее епархию. На нее возлагалась ответственность за техническое обеспечение наших затей. Все это активно не нравилось директору Дома кино.

К.: Его можно понять. Ему в обоих случаях никакой радости: хорошо получится—не он придумал, а плохо получится — ему отвечать. Куда проще и даже как-то солидней высказать свои скептические замечания, защитить при этом государственный интерес и в конце концов его именем все остановить.
Вспомни свое предложение кардинально преобразить холлы и фойе в игровую площадку, создать в Белом зале новое пространство, для чего убрать ряды кресел в партере, постелить ковры и расставить круглые столики с легкими креслами, соединить зал со сценой, распахнуть все двери и добавить пару буфетов. Оно вызвало бурю негодования. И вот он — приговор: безответственные действия, наносящие Союзу материальный ущерб. Действительно, что за бред, раздевалку переделать в дискотеку, а Белый зал превратить в какую-то «трансформируемую» среду для : общения, концертов, конференций, просмотров, танцев, приемов! А ведь все эти новации давно применяются за границей в крупных гостиницах, концертных залах и больших библиотеках, где хозяева не позволяют пустовать дорогостоящим квадратным метрам, а легко приспосабливают их к потребностям разных заказчиков. Но шатко-валко, а процесс пошел.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *