Календарь статей
Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Рейтинг@Mail.ru

Сомнения достигли пика, когда администрация Дома кино в очередной раз предоставила доказательства непоправимого ущерба, который нанесет зданию демонтаж 13 первых рядов кресел в Белом зале. Заседания секретариата стали настоящим ристалищем, где зрителями стали секретари. «Нет средств на приобретение круглых столов и кресел», — наступал суровый распорядитель средств Союза, его оргсекретарь. «Возьмем напрокат!» — отбивались мы. «Нигде нет 30 одинаковых столиков!» — рапортовал Дом кино. «Найдем в Центре международной торговли»‚ подсказывал кто-то из наших и спустя три дня действительно привозил столы. Но у дирекции готов новый аргумент: «Нельзя демонтировать ряды стульев, потому что их некуда складывать. В доме нет места, куда можно их временно убрать»‚ — заявляет заместитель директора на очередном секретариате. Решение о переоборудовании зала снова откладывается.

А до фестиваля две недели. Уже завален картоном и красками небольшой конференц-зал, там днем и ночью клеят свои причудливые декорации дизайнеры, а мы еще не знаем, получим ли Белый зал. Ну сколько может быть аргументов «против»? Два, десять? И ни одного конструктивного предложения, только странные, почти сочувственные улыбки… До нас наконец доходит, что это настоящий саботаж.

К.: Все технические детали детально обсуждались на секретариате Союза, который был втянут в мышиную возню упрямых хозяйственников, своих же подчиненных. Слабо было довериться нам, по сути дела тем, кого сами вызвали к жизни.

Г.: А ларчик упрямства хозяйственников открывался просто: они уже продали абонементы на фестивальные просмотры в Белый зал и выступали как бы за интересы членов Союза, которые не попадут на фестиваль из-за ПРОКа.

К.: Но ведь мы предлагали разные кинозалы! И Театр киноактера, и клуб им. Зуева и другие, что поблизости…

Г.: А администрация выбрала другой, более легкий путь — отстоять Белый зал. И отстаивала, как умела. ПРОК же ее совершенно не интересовал — ни общая идея, ни частности. Секретариат же потому позволил втянуть себя в технические детали, что секретари сами еще колебались: не слишком ли дерзко.
А фестиваль между тем неумолимо приближался. Уже становилось 
ясно, что многого из задуманного не успеть. Один за другим летели лучшие замыслы и проекты: не выходила книга-интервью, выпала информационная гостиная, из последних сил отстаивали дизайн фойе и лестничных пролетов, бились за декорации. Аргументы «против» все те же: Профессиональный клуб—это серьезные дискуссии, большая политика. Придут солидные, интересные люди, и все получится само собой. Нельзя-де серьезное, да еще международное мероприятие превращать в балаган.

К.: Идея ПРОКа вошла в противоречие и со старой структурой всего фестиваля. Помню резонные возражения А. Вескера из Главкинопроката, ответственного в дирекции МКФ за культурную программу. Он был строг и справедлив, требуя, чтобы ПРОК не назначал своих мероприятий, когда по основному расписанию запланированы экскурсии по Москве, посещение московских предприятий.
— И вообще — как детям терпеливо разъяснял он, — МКФ организует просмотры фильмов в конкурсном зале «Россия», а не развлечения в клубе, нельзя мешать основной программе. — И обещал немедленные протесты иностранных делегаций, если на их фильмах будет мало зрителей.

Г.: Об этих опасениях как-то сразу забылось с той минуты, как только забурлила фестивальная жизнь. Все образовалось само собой. Чем хороша свобода? Люди сами выбирают, идут туда, где интересней. Конфликтов и протестов в этих случаях, как правило, не бывает. Их и не было. Но это выяснилось опять-таки уже потом.
А тогда… на Васильевской в Малый зал на ежедневные заседания штаба набивалось человек по тридцать: актеры ВГИКа и филологи 
МГУ, журналисты МГИМО и директора картин «Мосфильма» -— организационная схема ПРОКа, каждая ее ячейка постепенно заполнялась людьми. Они обрастали, в свою очередь, другими людьми, и по Москве неслась весть о необычном начинании Союза кинематографистов. 

К.: Да, лед тронулся. Я это понял, когда во время одного из заседаний штаба приоткрылась дверь Малого зала и бархатный баритон, словно извиняясь, спросил: «Здесь ПРОК? Можно я посижу с вами, послушаю?» Это был скрипач Владимир Спиваков. Послушав, он предложил свою идею. Помню сказанные на одном из заседаний секретариата Союза в те решающие дни слова: «Локомотив самодеятельной энергии энтузиастов уже двинулся, он набирает скорость, его уже не остановить!» — и еще нерешительный, еще колебавшийся секретариат утверждает, наконец, наш сценарий.
А между тем нарастала новая опасность, Нам грозило столкновение с Сергеем Соловьевым и возглавляемой им молодежной комиссией СК СССР, облюбовавшей Белый зал для ретроспективы фильмов молодых. К чести Сергея Соловьева надо сказать, что он довольно быстро сориентировался в новой ситуации и преимуществах, которые сулили ретроспективе клубные формы. Молодежная комиссия и штаб ПРОКа провели пару совместных заседаний, нашли общий язык и встроили молодежную ретроспективу в программу нашего клуба.

Г.: Это позволило развернуть вокруг ретроспективы обстоятельный многодневный разговор и буквально превратить феномен малоизвестного до сих пор молодого советского кино в главное открытие ХV Московского кинофестиваля.

К.: Пока мы защищались от нападений слева и справа, уходило драгоценное время, так необходимое дизайнерам из творческого объединения «Эрмитаж», чтобы задрапировать казенные стены, найти единый стиль в оформлении всех этажей в соответствии с концепцией клуба, раздуть паруса — эмблему ПРОКа на улице, словом, внести театральность в каждую клетку старого дома. Если бы не их профессиональная хватка, вряд ли бы удалось за две недели и идею родить, и технически оформить ее, и материалы достать, и работы развернуть, и, главное, в эти нереальные сроки их закончить.

Г.: Да, к 7 июля над козырьком входа в ПРОК действительно раздулись белые паруса с синими буквами. у дверей возникли диковинные белые манекены, на месте раздевалки—пестрые картонные стулья-тумбы с картонными тумбами-столиками, вдоль лестничных маршей стремительные фигуры, взбирающиеся по стенам…

К.: Здесь Надо раскрыть наш секрет, связанный с нехваткой материалов для выполнения их проекта—драпировки, декоративных обоев, тканей, красок. То, что давал «Мосфильм» из своих кладовых, не устраивало дизайнеров, разрушало их замысел, и в результате все и обернулось бы тем самым претенциозным провинциализмом, которого так опасался Климов. Если бы не помощь…Пепси-Колы. И вот однажды один из нас пришел к Элему Климову и предложил…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *