Календарь статей
Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Рейтинг@Mail.ru

 

Г.: Дело не только в плотном расписании, но и в том, что ПРОКу быстро стало тесно в старом доме на Васильевской. Не оставалось места для маневра. Особенно, когда ты не задумываясь ответил «ДА!» на вопрос Аскольдова, а Климов весь день бегал по ЦК, добиваясь разрешения на показ запрещенного фильма. Я вынужден был прервать нескончаемые овации битком набитого Белого зала после сеанса обещанного публике «Комиссара». Его ждали двадцать лет и еще 4 часа в переполненном зале. Александра Аскольдова, этого униженного и растоптанного мастера, вызывали на сцену, аплодировали стоя, а журналисты начали здесь же импровизированную пресс-конференцию. Стихийный митинг людей кино, возвращающих Мастеру его титул, был прекрасен, но абсолютно не предвиден. За кулисами уже час ждали участники вечерней программы. Одно событие наползала на другое.

Стихия грозила смять все на своем пути, Станислав Говорухин до сих пор не может простить мне решение: попросить со сцены поднявшуюся туда вслед за режиссером его съемочную группу с Роланом Быковым и Нонной Мордюковой и увести их и всех остальных за собой в конференц-зал, где, к сожалению, не было ни синхронного перевода, ни микрофонов, А что было делать?

К.: Конечно, конференц-зал на 100 мест не вместил всех желающих. Уместилось всего человек триста, люди стояли, сидели на полу.
Пресс-конференция вылилась в два с половиной часа раздирающих душу откровений о трагедии художника, безжалостно лишенного права на профессию и выброшенного из кино за «профнепригодность» на полных 20 лет. Когда ведущему пресс-конференцию, секретарю Союза кинематографистов Андрею Плахову сообщили о только что принятом «наверху» решении картину одобрить и выпустить в прокат, время было позднее. В Белом зале уже гремела рок-панорама, а здесь в глазах людей еще стояли слезы праведного гнева и стыда. И радости, что вот оно, наконец, свершилось!

Ужасно обидно, что из-за нашей неподготовленности мы не записали эту пресс-конференцию, и теперь придется ограничиться лишь воспоминаниями…

Г.: Это наша служба не записала. А фирма «Мелодия», которая умненько собирала все звуки ПРОКа для пластинки века, записала! Ты забыл, как мы уговаривали руководство этой фирмы сделать уникальный альбом «Все звезды кино!»? А ведь они его сделали — с дискуссиями, концертами, интервью. Говорят, он вот-вот выйдет. Как видишь, кое-что из записей и нам пригодилось. Так что надо позвонить туда…

К.: Спасибо, напомнил. Позвонил я в «Мелодию». Как чувствовал, что надо поторопиться. И опоздал. Стерли эту запись дорогие товарищи. Не разрешило пластинку их начальство. Но к черту цензоров, не в первый раз!..


Г.:
Что-то у нас получается, как в кино или в сказке. Откуда же эти записи?

К.: Свет не без добрых людей. Писали тайком, для себя. Записали все до последнего слова. Узнаешь голоса? Это наш неуловимый назначенный нам президент, Андрей Плахов. Он открывает собрание. Молодец, он сразу взял верный тон, оценив происходящее как событие международного масштаба, рассказал о работе конфликтной комиссии Союза кинематографистов, уже несколько месяцев добивающейся выхода фильма на экраны. И сразу последовали настойчивые вопросы журналистов: каковы были мотивы и аргументы против фильма, кто именно запретил картину и на каком основании, почему и до сих пор «Комиссар» на полке? Наивные эти журналисты, будто не знают, что для запрета никаких аргументов и не требовалось: нет, и дело с концом.

Давай послушаем фрагменты записи.

Р. Быков: Я разговаривал с одним из тех, кто запрещал картины. Я спросил его, за что, за какие грехи была тогда положена на полку картина. Он напрягся, задумался и ответил: «Сейчас не помню». А помните ли вы, журналисты, киноведы, критики? Я спрашиваю вас, что вы сделали, чтобы отстоять, защитить искусство? Мы слишком быстро забыли и легко простили. А ведь и те, кто гордо ходит сегодня в борцах за перестройку, виноваты в трагической судьбе Александра Аскольдова и его картины…

А. Аскольдов: Я благодарен писателю Борщаговскому. И не только ему. Здесь находится прекрасный ученый, соратник Эйзенштейна и Булгакова — профессор Илья Вениаминович Вайсфельд, который тоже поддержал картину. На просмотре сегодня был Евгений Евтушенко, который принял картину близко к сердцу, писал о ней, обращался с письмом к М. С. Горбачеву. Спасибо этим людям. Меня поддержали в Союзе кинематографистов, который занимает в перестройке высоконравственную позицию. Я благодарен старшему поколению кинематографистов, которые учили нас искусству и мужеству, и низкий поклон Александру Зархи, присутствующему здесь старейшине, он тоже среди сторонников `и защитников фильма.

И. Вайсфельд: Мне посчастливилось вести обсуждение в Доме ученых, затем в Клубе медработников. Я видел, я ощущал наэлектризованность зала, его полное единодушие в отношении к картине как потрясению. И Александр Зархи не зря считает, что «Комиссар» — это такая же веха в истории нашего кино, как и «Броненосец «Потемкин». Что касается меня, то я был потрясен не только картиной, я был потрясен личностью ее автора, Александра Аскольдова. Будь моя воля, я бы учредил медаль «За выдержку, чистоту идей и принципиальность» и первым наградил бы ею Александра Яковлевича.

Теперь по поводу журналистов. Главная причина запрещения картины — это шовинизм тех, кто принимал решение. А шовинизм отличает его носителей погромной жестокостью и одновременно трусостью, умением уходить в кусты. И вот журналисты, пресса здесь должны прояснить ситуацию и, может быть, «поименно вспомнить тех, кто поднял руку» на фильм, внушавший и тогда, и всегда оптимистическое чувство, что революция и жизнь непобедимы.

Вопрос: Прокомментируйте, пожалуйста, эпизод, где жители местечка со звездой Давида идут в концентрационный лагерь. Он явно хронологически выпадает из фильма.

А. Аскольдов: Мне кажется, что я не должен быть толкователем своей картины. Я просто вспоминаю историю о том, как в 40-м году в Дании королевская семья в знак протеста против угона немецкими фашистами их подданных — еврейских жителей в концентрационные лагеря вышла к людям со звездой Давида на одежде. Мы снимали этот эпизод в городке, который был оккупирован во время войны. Уходила натура, мы торопились. Собрали массовку, включили свет, музыку Сибелиуса, и тут зарыдали вдруг все: и местные актеры, и зрители.

Оказывается, сами того не зная, мы выбрали то самое место, где фашисты расстреливали евреев. Оператор Валерий Гинзбург в прошлом году снова был в этом городке. Его узнали те, кто тогда снимался. Спросили: «Ну, когда же фильм выйдет на экраны?» Я думаю, что «Комиссар» очень нужен и этим людям.

Вопрос: Что именно было вырезано по требованию Госкино?

А.Аскольдов: Это трудно объяснить. Если удастся, я вернусь к первоначальному варианту фильма, и тогда можно будет сравнить. Ну вот, в частности, потребовали убрать и этот, только что обсуждавшийся, эпизод.

Голос из зала: Но вот он же остался в картине!

Другой голос: Его нет в негативе! Я монтажер этой картины, я знаю.

А.Аскольдов: Это правда. Позвольте представить Светлану, монтажера нашей картины. Сегодня и ее праздник. Она знает, что говорит. Из всех копий, включая негатив, этот эпизод изъяли и уничтожили против моей воли. Моя жена хранила единственную пленку с этим эпизодом дома все 20 лет. Она сказала мне, что может погибнуть вся картина, но этот кусок необходимо сохранить. И мы восстановили его когда готовили фильм к просмотру.

Голос из зала: Спасибо ей, что она сохранила самого Александра Яковлевича… Вопрос: Почему в фильме не показана белая армия? Как вообще можно в двух словах определить ее суть?

А. Аскольдов: Во-первых, это фильм не о противоборстве двух армий, не отчет о гражданской войне Во-вторых, если о картине можно в двух-трех словах сказать, что она собой представляет, то это плохая картина. Я надеюсь, что о «Комиссаре» вы будете думать не только первые пять минут после просмотра. Очень хотелось, чтобы она вызвала серьезные и глубокие чувства, не сводимые к лозунгам и этикеткам…

К.: Теперь, когда о «Комиссаре» уже написаны десятки статей, когда он уже увенчан всевозможными международными наградами, достоинства фильма разобраны точней и скрупулезней, чем в тот незабываемый, волнующий до слез вечер, будем помнить, что все это произошло в ПРОКе…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *