Календарь статей

Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Рейтинг@Mail.ru

Nov. 19th, 2008 at 5:15 PM

Прочитал залпом замечательную книгу Владимира Шляпентоха «Современная Россия как феодальное общество». Сначала думал — как художественый образ. Всплыли забытые школьные представления о средневековье — разбои на дорогах, беззаконие, насилие, невежество, распри феодалов. Но оказалось, что 82-летний знаменитый советский социолог 60-х, наш Шляпочка, из далекой Америки послал нам massage — ясный взгляд на то, что мы собой на самом деле представляем сегодня. Конечно, не по технологиям, по морали, по человеческим ценностям. Прочитал залпом замечательную книгу Владимира Шляпентоха «Современная Россия как феодальное общество». Сначала думал — как художественый образ. Всплыли забытые школьные представления о средневековье — разбои на дорогах, беззаконие, насилие, невежество, распри феодалов. Но оказалось, что 82-летний знаменитый советский социолог 60-х, наш Шляпочка, из далекой Америки послал нам massage — ясный взгляд на то, что мы собой на самом деле представляем сегодня. Конечно, не по технологиям, по морали, по человеческим ценностям.

Нам тут внушают, что Путин «поднял Россию с колен», заставил мир «уважать Россию», что он выстроил «вертикаль власти», пусть и на обломках демократических институтов. Ни хрена он не выстроил, а лишь укрепил свою личную власть очень дорогой ценой, развалив все скрепы цивилизации и демократии — властный парламент, свободную прессу, независимый суд, гражданское общество. А главное — растлив дух народа, отбросив остатки морали. Страна откатилась не к советской власти, там хоть была какая-то идеология, ложные, но ценности, а гораздо дальше — в средневековье, в темную дыру человеческой истории. Власть не предложила никаких моральных ценностей взамен прошлых советских и новых либеральных, зато выпустила из ящика Пандоры дикие, средневековые инстинкты, не сдерживаемые ни законами, ни моралью, ни судом, ни обществом.

И в конце концов оказалась перед ними бессильной. Пугать мир ракетами, шантажировать поставками нефти — это не сила. Сила в том, чтобы наладить нравственую и обеспеченную жизнь внутри страны. А в этом-то страна давно не управляема ни сверху, ни снизу. Какой-то самотек . В глазах людей ни радости, ни надежды. Один страх. И подозрительность. И враждебность. Власть вышла из-под контроля и подчинила себе народ и страну. Коррумпированная сверху донизу, она занята личным обогащением, устраняя всех и вся на своем пути. Цинизм и безнравственность никак не уживаются с законом и порядком. Власть защищает лишь себя, покупая подачками лояльность олигархов и своих чиновников. Лояльности губернаторов она добивается, дав им на разграбление их регионы в обмен на политическую целостность страны.

В результате в этой жизни нет ничего святого, извращены понятия порядочности и чести, в законе рейдерство, жизнь строится на личных связях, «крышах» и кланах, нормой стали вымогательство и коррупция от школы до больницы, от военкомата до местечка во власти, законы вершит «басманный» суд, для которого законы вообще не имеют значения. Килер — самая мужская профессия. Безнаказанно убивают честных журналистов и политиков, режут горло за передел собственности, а собственность и безопасность защищают не органы правопорядка,а частные охранные агенства. Власть защищает себя, а не народ. А народ безмолвствует…

Есть ли выход из этого средневековья? Книга не дает рецептов. Новое поколение еще не выросло. Экономикой владеют «передельщики», получившие богатства не трудом, а «приватизацией». Мне же кажется, что только когда эти богатства будут растрачены или поглощены беспощадным экономическим кризисом, начнется новый век. А может быть и новая парадигма для всего человечества — жить не в погоне за прибылью, а в гармонии с природой. Императивом станет отказ от роскоши и от чрезмерного потребления, возникнет необходимость по-настоящему работать, а не прожигать жизнь. Тогда и поговорим…

Oct. 13th, 2008 at 10:14 AM

Вчера на закрытии Амфеста — Американского кинофестиваля «Новые образы Америки» в Москве был показан новый фильм 78-милетнего легендарного Клинта Иствуда, основанный на реальных событиях, имеющих явную политическую окраску, очень важную сегодня для демократии, для России в первую очередь. Не пропустите, когда он выйдет в январе 2009 года в российский прокат.
Итак, фильм «Подмена» (СHANGELING) с Анжелиной Джоли и Джоном Малковичем.
Может ли мать, у которой пропал ребенок, не увидеть подмену, цинично осуществленную полицией, гоняющейся за высокими показателями эффективности своей работы? На что рассчитывали? Запугать мать? Убедить ее признать в случайно найденном на улице ребенке своего сына и поблагодарить полицию за верную службу перед толпой репортеров? Не признала и не поблагодарила. И стала обивать пороги властных кабинетов. Полиция засаживает ее в психушку, как ненормальную. Были такие, оказывается и в США в 20-х годах (вспоминается «Кто-то пролетел над гнездом кукушки» Милоша Формана). Так что, все шито-крыто? Но тут в действие вступает знаменитая и на самом деле работающая, действенная американская демократия корней травы. Со своего радио-амвона обращается к своей пастве и слушателям местный пастор, призывая поверить матери и поддержать ее. Толпы людей с плакатами, возглавляемые пастором и на всякий случай порядочным юристом, открывают двери и психушки и полиции. Всех, попавших по распоряжению полиции (какая-то там 12-я статья) под электрошок и медицинское насилие, отпускают. Дело завершает суд присяжных, опять же поддержанный толпами народа, ловящего каждое слово судьи, стоя на площади у зала суда в ожидании приговора всем виновным. Остальное — детали. Но такие, от которых невозможно оторваться все два с половиной часа, пока идет этот потрясающий душу фильм. Школа мужества одиночек и солидарности сочувствующих людей. Нам бы такое кино…
Но я решился написать здесь об этом незаурядном американском фильме вот еще почему. Маститый фестивальный российский кинокритик Андрей Плахов пишет о нем с Каннского фестиваля так:
«Режиссер нашел и разработал потрясающе сильную историю женщины, потерявшей сына, ставшей жертвой манипуляции властей и в итоге добившейся — нет, не сына, которого ей не суждено было вернуть, но истины и наказания виновных по закону. Даже больше — разрушения целой коррумпированной политической системы Лос-Анджелеса 20-х годов. В результате пали мэр и руководство полиции, сменились моральные приоритеты, изменилось отношение к одиноким женщинам. Кристин Коллинз — мать-одиночка, телеграфистка из Лос-Анджелеса (что приравнивалось к социальному статусу рабочего класса), по сути дела, одинокий ковбой, сражающийся с огромной армией зла».
Как же, оказывается, легко можно исказить суть и смысл произведения, лишить его той могучей силы внушения, которая «строить и жить помогает». В данном случае как раз нам, запутавшимся в опасном словоблудии политиков. Потому к тому, что сказано Плаховым, небходимо добавить главное, чего маститый критик не знает и знать не может, высоко витая в эмпиреях фестивалей. А именно: побеждает не мать-одиночка, великолепно, драматично сыгранная прекраснй актрисой, а местное гражданское общество, поднявшееся на ее защиту. Ведомые пастором многочисленные толпы организованного народа делают Кристину Коллинз непобедимой никакой бюрократией. Вот в чем сила лучших образцов американского кино. И одновременно великолепный ликбез и вдохновляющий пример для российской замороженной демократии…

Comments
yusev_alexei
Jan. 20th, 2009 10:28 pm (UTC)
Здравствуйте. Простите, что не смог удержаться, — не заметить кое-что интересное в данной картине.
Там судья в одном из процессов внешностью сильно напоминал Маккейна. И его действия напоминали съемку выступления кандидата (тогда он ещё им не был) на заседании коммиссии по Гуантанамо. Маккейн жестко критиковал тогда систему, — и эти кадры были широко использованы в СМИ в поддержку линии, что этот кандидат готов бороться с недочетами внутри системы (и можно не изменять партийную принадлежность президента). Плахов, как правило, рассматривает картины от индивидуализма героев, придавая вторичность среде, которая их формирует, и часто является главной, но не всегда очевидной, движущей силой. К сожалению, социология в 20-м веке более узаконила такой подход, выбрав развитие метода описания изменений в обществе, языком «от индивида к обществу» — то есть предпочтя Вебера, а не Зомбарта.

Недавно, объясняя студентам идеологические клише в советских фильмах 30-50-х годов, я сам себе задал вопрос: что же лучше, посвятить и отдать жизнь Партии и правительству или жить для себя, для семьи и детей своих? Когда тебе хорошо, когда ты бедный, но счастливый или когда ты богатый и никому не нужный? Строители БАМа, участники комсомольских строек жили в вагончиках и времянках, но были счастливы, потому что знали: делают историю. И еще верили: они нужны стране. И вся страна знала о них, о них слагали песни, о них писали в журналах и газетах, говорили в последних известиях по радио. А сейчас? В центре внимания страны, на обложках и на сайтах — задница Тины Канделаки и челюсть Ксении Собчак. Вот наши герои… И еще олигархи, которые испытывают силу денег в личном потреблении. Вопросы есть?

У меня есть. Может быть в консерватории надо что-то подправить, как говаривал Миша Жванецкий? То есть сохранив идею служения, заменить правительство, которому никто не доверяет, на на правительство, которое вы нанимаем и контролируем? Тогда общество само войдет в нашу жизнь как наша личная ответственность, и и не мы ему будем служить, а оно нам! В сущности это и есть идея гражданского общества: да, ты посвящаешь жизнь себе и своей семье, но чтобы она была лучше и ярче, ты не фокусируешься на своем пупе, не изолируешься от общества, а включаешь его в свою личную жизнь, подчиняя власть и жизнеустройство своим интересам. Для чего объединяешься с другими.
И не хочу я служить родине, которая сегодня не что иное, как амбиции аморальной властвующей элиты. Но алчет душа служения, Ищет единения единения с человечеством, хоть в местном сообществе, хоть в интернете, в глобальных сетях. И нет больше счастья, чем миром жить и на толковищах вопросы решать сообща.
А мыслится такое и видится такое только как развитое гражданское общество, назначающее власть и меняющее власть как менеджеров на установленный срок и по договору. Ибо не было и нет и не может быть совести и ответственности у застоявшегося у корыта власти, ибо слаб человек и подвержен искушению, если засидится на троне том…

Как же наша жизнь зависит от правительства! Военно-промышленный комплекс Политбюро раздуло до 80% всей промышленности никого из нас не спросив, а жрать народу было нечего, в Москву за колбасой ездили всей страной. А на своем огороде — не сметь сажать, не сметь продавать!!! Хранители социалистическая идеи.
И не давит на народ кошмар «Груза 200», не пугает его «Эйфория» и «Дикое поле», не душит безнадега глухомани в «Южной Каледонии» и «Однажды в провинции», одичалые дети в школе «Все умрут, а я останусь»… Все мимо, мимо… Хорошо, если хохотали над своими родимыми пятнами на «Празднике Нептуна», на «Окне в Париж», на «Дне выборов»… Пока новая власть вновь не загнала нас в стойло. Люди, опомнитесь! Ведь поднимались же в середине 90-х и на территориальное общественное самоуправление, и на жилищное самоуправление, и на школы публичной политики. Теперь кого поднимешь? Поздно, поезд ушел. Снова на те же грабли… Не больно?

Sep. 28th, 2008 at 9:52 AM

Последнее время нахожусь под жутким впечатлением от новой русской волны в кинематографе, цепенею от того, как в фильмах молодых подтверждаются мои собственные ощущения сегодняшней России как страны стремительно вымирающей духовно и физически. Кто не вымирает, то выезжает: 700 тыс. в год по официальным данным только в прошлом году покинуло Россию. О духовной пустыне — «Эйфория», «Груз 200», «Изображая жертву», «Живой», «Кремень», «Южная Каледония», «Однажды в провинции», и многие другие, которых просто не успел посмотреть. Обломки империи — наш вариант «Безумного Макса». Только это не футурология, а сегодняшняя жизнь после смерти. По этой пустыне бродят не люди — тени. И они попали на экран в фильмах «Простые вещи», «Шультис», «Русалка», «Я остаюсь» — хорошие люди, потерявшие вкус и смысл жизни…Не могла эта империя, построенная на крови и предательстве, мирно отойти в прошлое. Она гниет, и ее зловонные остатки, как мусорные завалы вокруг Москвы, отравляют воздух нашей жизни.
К этим почти физиологическим ощущениям распада прибавляют тошноты мысли о властной элите, сменившей политбюро — от «семьи» с трусливыми олигархами, захватившими лакомые куски развалившейся страны в свое пользование, до спецслужб и силовиков, которые вообще к производительным силам не имеют никакого отношения, их профессия — держать руку на нашем горле. Их в кино, кстати, нет. Как нет и пробивающихся сквозь гниль распада ростков гражданского общества. СМИ заняты другим: они создают атмосферу беспечности непрерывными вечерами лошадиного юмора, телячьей радости молодежи — в «Жаре» и «Питере ФМ». Либерально ориентированных фильмов о позитивных действиях, о самоорганизации граждан для защиты и реализации своих интересов, о поднимающемся в стране массовом жилищном движении, о развивающемся территориальном общественном самоуправлении, выдвинувших из своей среды уже немало подлинных героев — людей разных, но ярких, самобытных и преданных общественному делу. Как-то хотел даже предложить Арабову материалы «Народного Фонда», мол, вот, давай, напиши о живых людях из наших домкомов, о тех, кто строит ТОС и ТСЖ. Но после «Ужаса, который всегда с тобой» и других высосанных им из пальца сценариев, последовавших за несколькими глубокими работами, расхотелось… Пишу сам. Общаюсь со студентами. Когда особенно тошно, пишу, как делал всю жизнь в дневник. Только уже не в толстую тетрадку, а прямо сюда. В свой журнал и в колонку экспертов www.4cs.ru . По сути, публикую их сразу и без цензуры. И это лучше всякй публикации, так как эти заметки смотрят до 9 тысяч читателей.
Нет, не я верю официальным источникам о подавляющем большинстве граждан, поддерживающих Путина и его политику. Не верю в растущее благосостояние всего народа, так как вижу, что 12% инфляция обгоняет все надбавки (кроме депутатских!). Не верю заклинаниям о вражеском окружении и заговоре США против России. Уже не верю «Яблоку» и Явлинскому, не верю никаким партиям и лидерам. Не верю никаким «Общественным палатам» (обе — и Федеральную и Московскую видел изнутри).
И заявок на гранты я уже не подаю. Все еще юридически существует наш «Народный Фонд» , от его имени рассылаю франшизы для мэров и прочих муниципальных начальников: предлагается пакет технологий для создания эффективной инфраструктуры местного гражданского общества приблизительно за 2-3 года при организационной поддержке властей и местного бизнеса. Пока никто не откликнулся.
Current Location:в Москве
Comments

swatzipping
Sep. 30th, 2008 12:26 am (UTC)
Очень понравился ваш ЖЖ, я вас зафренжу и было бы круто если бы вы ответили взаимно;)

May. 19th, 2008 at 11:23 PM

Это книга так называется, которую я взялся переводить. Автор Марк Морье Ховард, Джорджтаунский университет, США, 2003.
Автор поездил по России и странам Восточной Европы, провел массу интервью с разным народом, а главное, перелопатил практически всю мировую литературу на английском и немецком языках о трансформации постсоветских стран от социализма к рыночной демократии.
Читать далее

На встречу с вечностью шагая,
Я тщетно жизнь сортировал:
То, что минутно, клал я с краю.
То, что с собой — нумеровал.

Пронумерованных поступков
Я не считал, я помню все.
Но как же много промежутков…
Что в их случайной пустоте?

Не то ль, что мы зовем любовью,
Безумной вспышкою страстей?
Как с ними быть? Зачем же вновь я
Ищу их, как скворец сетей?

И попадаюсь в эти сети,
И каплет звонкая капель.
И дышит вечность на рассвете,
И дверь срывается с петель…

Так вечность, разум отвергая,
Сама навстречу торит путь.
В твоих объятиях затихая,
Я замираю. Будь, что будь!

Что толку в мраморе холодном,
В его тончайшей белизне?
В его изгибах благородных
Нет жизни. Жизнь в тебе.
В звенящем голосе, в походке,
В порыве нежности, в судьбе,
Она связала нас, надолго ль?
Лишь мрамор вечен. Грустно мне.

Как странно длятся дни…
Твои, мои — отдельно.
Расходятся пути,
похоже, беспредельно.
И тает нежный след
обьятий и касаний,
Но слаще муки нет,
чем это угасание…
Март 2017

Обсуждение работы Е.Гонтмахера «НОВЫЕ НЕФОРМАЛЫ»: КТО ОНИ?»

Mar. 20th, 2008 at 8:58 AM

«НОВЫЕ НЕФОРМАЛЫ»: КТО ОНИ?» Исследование, проведенное Фондом «Народная Ассамблея» при поддержке Фонда «Династия» и Института «Открытое общество» — давно назревшая необходимость. Страна слишком много наслышана о разных партиях, но слишком мало знает о настоящем гражданском обществе как сетях неформальных организаций, главными признаками которых является самоорганизация, неполитичность, неформальность, устойчивость и протестность.
Читать далее

Mar. 19th, 2008 at 2:55 PM

Я больше тридцати раз был в годы реформ в Америке, знался с голливудскими звездами по линии АСК (Американо-Советской Инициативы в 1987-1991гг), потом изучал бедность в богатой стране и попутно присматривался к русским, переехавшим в США на пмж. Странное дело: если американцев я чувствовал и понимал, то свои соотечественники оказывались какими-то неуловимыми в новой для них среде. Я встречал их в малых городках глухой провинции, в университетских кампусах, на Брайтонской набережной и в Вест Голливуде — везде они живут как в гетто: ни в какие клубы и НКО американские они не вступают, язык знают минимально, между собой не дружат (если не считать домино под сенью платанов в Пламер парке Вест Голливуда).
Читать далее